Правозащитница «Нашего Дома» Кристина Шатикова и правозащитник МПЦ (Могилевского правозащитного центра) Борис Бухель вечером 10 октября посетили шкловскую колонию, где находится бывший кандидат в президенты Николай Статкевич. Их принял начальник колонии Сергей Ермолицкий, который заверил, что со Статкевичем все в порядке.

Как отметила Шатикова, Ермолицкий был настроен «достаточно агрессивно». «Дежурный колонии нам сказал, что Статкевич работает как чернорабочий даже с одной рукой, а вторая немного болит. И он может лежать в больнице, но там холодно, и единственный вариант не замерзать, это что-то делать. А начальник колонии сказал, что все у Статкевича нормально, он работает обеими руками и спит на нижнем ярусе, хотя и гражданская жена Статкевича и его адвокат говорили, что его хотели определить на верхний», — рассказала правозащитница.

По ее словам, Ермолицкий отказался принять литературу для тюремной библиотеки. На предложение провести культурное мероприятие, он сказал, что у них очень часто проводятся такого рода мероприятия.  Кроме того, она сообщила, что Ермолицкий пообещал дать письменный ответ, куда и на кого была перенаправлена подписка на прессу, на которую до декабря этого года были подписаны политзаключенные, ранее освобожденные из шкловской колонии.

Так же, как сообщила гражданская жена Статкевич, администрация шкловской колонии препятствует им в регистрации брака. Она убеждена, что соответствующие установки руководству колонии поступают из Минска.

«Заявление, которое мы подали на регистрацию брака четыре месяца назад, исчезло», — заявила Марина Адамович. По ее словам, обязанностью начальника шкловской колонии Сергея Ермолицкого было всего лишь заверить подпись Статкевича на заявлении и передать его Адамович для дальнейшей подачи в ЗАГС.

Начальник колонии всю вину за отсутствие ответов на письма и телеграммы «Нашего Дома» возложил на самого Статкевича. Он сказал, что Статкевич получает письма, но ответы не пишет. Марина Адамович допускает, что Статкевич самостоятельно отказался писать, но это произошло по вине администрации. «Когда твои письма зачитывают перед отрядом, и они подвергаются разборкам, то я полагаю, это инициировано администрацией, чтобы оказать давление на Николая через других заключенных», — сказала она.

фото – statkevich.org

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*