Накануне 75-летнего юбилея Наталья Павловна поделилась с «IP» своими мечтами и планами, которых у нее столько, что на много лет вперед хватит.

«Мы не давали клятву Гиппократа, эта клятва была у нас в душе»
В начальных классах Наталья Белая хотела стать геологом, ее привлекал вид расколотого камня, потом думала – будет архитектором. А когда Наталья была в 10 классе, у ее будущего мужа умерла мать от рака, в 42 года. Это очень потрясло девушку, и тогда у нее впервые появились мысли о медицине. «Я пошла на день открытых дверей в медицинский институт. И когда нас завели в «анатомку», – вспоминает Наталья Павловна, – в обморок я не упала, ну и решила – буду поступать».
Каким именно будет врачом, Наталья определилась с первого курса. «Мне казалось, что я не смогу своих детей в чужие руки отдать, поэтому изначально знала, что стану педиатром».
Работала Наталья Павловна в отделении патологии новорожденных. «Мой папа был ветеринаром. И многие смеялись, что наши профессии очень похожи. Ведь новорожденный, как и животное, сам не расскажет, что у него болит». В этом была сложность. Но Наталья Павловна очень любила свою работу и всегда переживала за пациентов, они ей часто снились. И если кто-то из них умирал, Наталье Павловне было так тяжело, что она просто не могла работать и неделю отлеживалась дома. Но если ей снилось, что ребенку хорошо, то врач знала, что с ее пациентами все будет в порядке, и шла на работу вдохновленной.
«Мы не давали клятву Гиппократа, эта клятва была у нас в душе. Сейчас часто слышу – сколько нам платят, так мы и работаем. Для меня это дикость!»
«Уход на пенсию – это трагедия для человека»
В 1996 году у Натальи Павловны заканчивался контракт. Уже два года она была работающей пенсионеркой. Совсем недавно подтвердившая высшую категорию Наталья Павловна была уверена, что и дальше продолжит работу. Главврач тоже говорила, что ее оставят. И вдруг позвонили из отдела кадров и сказали, что с понедельника врач уволена. То, что Наталью отправили на пенсию в один день, стало для нее настоящим шоком. Она словно шла-шла – и вдруг куда-то провалилась.
Уход на пенсию, считает Наталья Павловна, – большая трагедия для человека. «Когда врач помогал всю жизнь людям, детям и вдруг он остается без работы – возникает чувство, что он перестал быть нужным. Конечно, легче, если о пенсии предупреждают заранее и человек может морально настроиться, подготовиться. Но пенсия – это переход от одной жизни к другой. И адаптироваться к новой «вольной» жизни очень сложно».
«Я переключилась на работу над книгой и вновь почувствовала себя человеком»
Наталья – потомственная кружевница. Вязали крючком в семье многие – и бабушка, и мама, и сама Наталья. «У мамы была идея издать книгу по вязанию. Еще в начале 80-х мой брат в Москве ходил в издательства, но у него так ничего и не вышло. А кружевных работ у нас было много». И когда Наталью отправили на пенсию, она вновь задумалась о маминой мечте.
…Наступил понедельник, когда уже не нужно было идти на работу. Наталья находилась в прострации. Все думала, а вдруг позвонит главврач и скажет возвращаться. Две недели она просидела в квартире, потом поехала на обследование в Минск, заодно прихватила мамины разработки по вязанию. После обследования Наталья Павловна пришла в издательство «Полымя» (увидела это название на одной из белорусских книг по вязанию и решила пойти именно туда).
«Случилось чудо, я никого в издательстве не знала, пошла сразу к редактору, показала работы и сказала, что хочу книгу. В «Полыме» посмотрели фотографии кружевных изделий и обещали подумать. Через три дня позвонили и пригласили заключать договор. Я сразу набралась наглости сказать, что мне нужен большой формат и хорошая бумага, чтобы образцы вязания и схемы были четко видны. И редактор согласилась».
Раз в месяц Наталье Павловне нужно было ездить в Минск и отвозить туда работы. Она систематизировала мамину коллекцию кружев, чертила схемы, писала пояснения. «Вся квартира была заложена схемами. И тогда я переключилась на работу над книгой и вновь почувствовала себя человеком».
Первая книга вышла через два года. Но материала собралось так много, что Наталье Павловне предложили заключить договор на вторую книгу.
«Сейчас у меня столько дел и планов, что работа бы мне только мешала»
После ухода на пенсию Наталья Павловна начала много вязать. До этого она тоже вязала и шила, но в основном что-то из одежды или для дома. А когда начала готовить к изданию книгу, то стала больше вязать крючком, придумывала все новые узоры. «Из-за того, что я практически постоянно вяжу, моя канадская внучка называет меня 100% бабушкой. Это действительно так, куда бы я ни ехала – крючок и нитки со мной».
Наталья Павловна выставляла свои работы не только в нашем городе, но и за границей.
«Я не очень высокого мнения о себе, поэтому всегда стремлюсь к чему-то. И моя первая выставка была для того, чтобы доказать самой себе, что я что-то значу».
Еще Наталья Павловна мечтает открыть музей кружев. «Мне хочется, чтобы это был и музей, и небольшой магазинчик, и вообще место, где бы можно было делиться своим творчеством, мне хочется создавать интерьер, для которого я могла бы вязать свои кружевные работы».
Но кроме вязания у мастерицы есть масса других увлечений. С юности ей нравилось фотографировать. И полтора года назад у нее появился собственный цифровой фотоаппарат: «Я сшила кукол, передала их в Канаду, там внучка продала несколько и купила мне фотоаппарат». Сейчас вместе с Натальей Павловной любят фотографировать и ее правнуки.
Много лет назад на курсах по генетике Наталья Павловна изучала заболевания по родословной.

Это очень заинтересовало ее. Когда вернулась с курсов, то расспрашивала у мамы про заболевания в семье, а мама заодно рассказывала и интересные истории про родственников. И сейчас Наталья Белая пытается составить семейное дерево и пишет биографии всех своих родственников.
В 2009 году Наталья Павловна побывала на родине своего деда в Гродненской области. «Добирались с приключениями, деревня глухая, транспорт туда уже не ходит, поэтому пришлось ехать на школьном автобусе от райцентра, а потом еще пешком идти». А прошедшей осенью Наталья Белая попала в Литву на родину своей бабушки. Познакомилась с семьей, с которой дружила бабушка. «Эти поездки делают мою жизнь интереснее.

Как-то в записной книжке папы я нашла адрес родственников в Вологде и поехала туда. Это настолько затягивает. Знать свои корни и узнавать все новые ответвления своего семейного дерева очень интересно. Сейчас это цель моей жизни».
Наталья Павловна с детства имела много увлечений. И когда осталась без работы, то смогла начать реализовывать себя во всем этом. «На пенсии достаточно времени, чтобы заниматься творчеством. Но если кто-то не имеет для этого навыков, можно изучать свою родословную». Наталья Павловна считает, что к пенсии, безусловно, нужно готовиться. Главное – захотеть найти интересное для души занятие и посвятить себя ему.

 

Об интернете и письмах
«Интернетом пользоваться не сложно. Почти два года назад дочка привезла из Канады нетбук. Объяснила, как пользоваться. В скайпе я легко разбираюсь, общаюсь с детьми, внуками. И еще люблю писать электронные письма. Многие говорят, что теперь письма не пишут. Пишут, но просто сейчас это в другом пространстве происходит».
О Советском Союзе
«В СССР была только определенность. Человека отсутствие определенности пугает. Но раньше жилось унизительно. В магазинах ничего не было. Нужно было ходить, просить, чтобы по блату что-то достать. Для меня это сложно. Еще не было нужных препаратов для лечения. Представьте, когда ребенок умирает, ты знаешь, чем помочь – а нужных лекарств нет и ничего нельзя сделать. Тогда сердце разрывалось на части».
О национальности и белорусском языке
«Я родилась в России, а жила и в Туркменистане, и в Литве, сейчас в Беларуси. Я считаю себя интернационалистом и пацифистом. В нашей семье к национальности относились очень спокойно. Бабушка моя была полька католичка, а дедушка – православный белорус. Вот я вернулась на родину предков. Я мову не очень хорошо знаю, но вот моя внучка живет в Канаде, у нее трое детей. И дома все они разговаривают на белорусском языке, знают много народных традиций. А здесь в Беларуси забывают свой язык. Да и вообще больше разговаривают матом, чем нормальными словами».

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*