Пятая часть граждан Беларуси – пенсионеры. С 2009 года ситуация еще ухудшится: прирост трудоспособного населения сменится его убылью, а численность получателей пенсий будет неуклонно расти.

Доля населения старше 65 лет составляет в Беларуси 14%. Это в два раза превышает критерий, по которому ООН относит государство к числу стран со старым населением. На содержание пожилых людей уже сейчас расходуется около 11% ВВП. Как долго экономическая система может выдерживать такую нагрузку? (Государство не содержит пенсионеров, их содержат работающие граждане: 36% фонда оплаты труда перечисляется в ФСЗН, “пенсионный фонд” – Ред.) Поэтому, правительство не видит другого выхода кроме как поднять пенсионный возраст.

Средняя продолжительность жизни белорусов – 69,4 года. У мужчин в сельской местности и того меньше – 59 лет. Они и до нынешнего пенсионного возраста не доживают… Поэтому, предлагать поднимать пенсионный возраст в слаборазвитых странах, к которым относится и Беларусь, – на грани морального преступления. Но, с другой стороны, давайте вспомним самую первую пенсионную систему, которая была введена в XIX веке в Германии железным канцлером Бисмарком. В то время средняя продолжительность жизни мужчин в этой стране была ниже 50 лет. А пенсионный возраст, введенный Бисмарком, был 70 лет. И тогда это считалось, да и считается до сих пор, огромным прорывом, потому что впервые государство взяло на себя заботу о людях пенсионного возраста. Кроме того, считается, что статистическая продолжительность жизни является средней. Определенное количество людей живет дольше и некоторые люди до пенсии доживут.

Вопрос: – Многие и сейчас, выходя на пенсию в 55 лет (женщины) и 60 лет (мужчины), говорят о том, что всю жизнь платят отчисления в пенсионный фонд, а пользуются ими очень короткий промежуток времени в силу низкой продолжительности жизни…

Ответ: – Во-первых, поднимать в Беларуси пенсионный возраст до 67 или до 70 лет – на данном этапе является абсурдом, учитывая продолжительность жизни. Во-вторых, произведем небольшой расчет: Отчисления в ФСЗН составляют 36% от фонда оплаты труда. Говоря просто, если люди заработали миллион, 360 тысяч перечисляются в пенсионный фонд, 640 тысяч идет на зарплату.  Допустим, человек пошел работать в 20 лет, на пенсию вышел в 60 лет, т.е. его трудовой стаж составил 40 лет. Допустим, он получал среднюю зарплату 640 тыс. руб. в месяц. Значит, ежемеcячно на него перечислялось в ФСЗН 360 тыс. руб. За 40 лет работы по 12 месяцев это составило 172 млн. 800 тыс. руб. (более 81 тыс. $). При средней пенсии 400 тысяч рублей этого хватит на 432 месяца, т.е. на 36 лет. Много ли людей после выхода на пенсию живут еще 36 лет? Поэтому, безусловно правы те, кто считает отчисления в пенсионный фонд завышенными, а пенсионный возраст и так слишком высоким. Нет сомнения, что большинство пенсионеров согласились бы лучше получить свою 81 тысячу $ сразу в день выхода на пенсию, чем получать по 400 тысяч в месяц в течение 36 лет. Но что-то слабо верится, что правительство согласится с таким вариантом.

Вопрос: – Легко предположить, что реакция людей будет отрицательной. Белорусское общество не готово к повышению пенсионного возраста…

Ответ: В Конституциях некоторых стран, в т.ч России, есть статья, запрещающая любым структурам власти принимать решения, ухудшающие жизнь граждан. В Конституции Беларуси такого положения нет. Также, в последнее время в стране принималось много непопулярных решений, например, отмена льгот, ликвидация 200.000 рабочих мест у ИП, строительство АЭС и много других. Просто, правительству придется развернуть по-настоящему серьезную кампанию, объяснить людям достоинства  реформы.

Вопрос: – В Национальной программе демографической безопасности в увеличении объема рабочей силы делается ставка на обеспечение миграционного прироста – до 5 тысяч человек ежегодно. На ваш взгляд, насколько эта мера может поспособствовать решению в Беларуси проблемы старения?

Ответ: – Может ли замести-тельная миграция спасти ситуацию в Беларуси? Можно ежегодно приглашать 5 тысяч мигрантов. Из еще более бедных стран люди поедут, несомненно. Но ведь и они начнут стареть, обеспечивая дополнительную волну интенсивно стареющего населения. И не только они сами. За ними, в свою очередь, потянутся семьи. И придется волну замещения повышать, повышать и повышать. Нагрузка на социальные системы страны может оказаться просто непосильной.