Белорусские государственные СМИ утверждают, что в нашей стране уделяется большое внимание заботе о пенсионерах. Так ли это?

Давайте познакомимся с жизнью пожилых людей в других странах и сравним ее с нашей действительностью. Вот факты и фрагменты публикаций, размещенных на сайте Радио Свобода. Немецкий пенсионер может путешествовать по миру за свой счет

Как считает Андреас Фойзер, сотрудник Союза страхования – головной организации государственного пенсионного обеспечения в Германии, у современных немцев мало поводов быть недовольными пенсионной системой, так как уровень пенсионного обеспечения в ФРГ в сравнении с другими странами весьма высок. “Опросы, проведенные нашей организацией, показывают, что пенсионеры в целом довольны, что, впрочем, не исключает и критики системы, которая время от времени звучит. По этим вопросам возникают и дискуссии, но в целом немецкие пенсионеры имеют основания быть довольными жизнью”.

98 процентов немецких пенсионеров могут прожить на гарантированную им пенсию вполне безбедно, позволяя себе, например, путешествовать по миру за собственный счет. Но есть и два процента, которым полагающейся им пенсии на нормальную жизнь не хватает. Андреас Фойзер отмечает, что для тех, у кого пенсия по тем или иным причинам оказалась недостаточной для жизни, есть государственная помощь, так называемая грундзихерунг, которая дополняет пенсию до прожиточного минимума.

Таким образом, в Германии без достаточной поддержки не остается никто. С другой стороны, те, кто вынужден обратиться за грундзихерунг, оказываются очень зависимы от государства. Пособие выделяется только в том случае, если у человека нет сбережений. Если же они есть, то от него потребуют сначала потратить эти накопленные деньги. То есть грундзихерунг – это последняя ступень в социальной лестнице, подняться с которой обратно наверх практически невозможно. Пенсионеру разрешено самому помогать себе, подрабатывая на временных работах, но этим же шагом он лишает себя права на социальное пособие. И все же эта система гарантирует каждому оплату квартиры и почти 400 евро в месяц на жизнь.

Особо обсуждается в Германии демографическая ситуация. Люди живут все дольше, а рождаемость падает, и один работающий кормит своими отчислениями все возрастающее число пенсионеров без гарантии, что, когда он достигнет пенсионного возраста, найдется достаточно трудящихся людей, чтобы содержать его.

По предложению правительства Германии бундестаг принял в 2007 году закон о поэтапном повышении пенсионного возраста для мужчин и женщин с 65 до 67 лет. То есть пенсионный возраст, соответственно принятой схеме, будет постепенно повышаться, а в 67 лет люди будут уходить на пенсию с 2029 года. Альтернативой была возможность повысить размер отчислений в пенсионный фонд, в который работающие отчисляют и сейчас уже более 19 процентов от заработка. Точнее – половину этой суммы, другую половину вносит в фонд работодатель. Правительство выбрало вариант повышения пенсионного возраста. Это решение многие в Германии до сих пор критикуют. По мнению социолога Гертруды Бакес, введение права на полную пенсию с 67 лет на практике будет означать просто экономию средств. Потому что лишь немногие будут уходить на пенсию, доработав до 67. В результате люди будут уходить на пенсию, как и раньше, в 65 лет, а то и в более молодом возрасте, но денег получать меньше.

Во многих крупных компаниях в Германии есть еще и дополнительные корпоративные пенсии. Размер этих пенсий, являющихся частью трудового договора, в отдельных случаях зависит от прибыли работодателя. Но чаще корпоративная пенсия зависит от стажа работника, являясь, по сути дела, финансовым поощрением за выслугу лет.

Существует еще и государственная программа дополнительной пенсии, так называемая пенсия Ристера (по фамилии предложившего ее в 2001 году министра). Пенсия Ристера – это поддержка со стороны государства тех, кто помимо основной пенсионной страховки дополнительно заключает договор частного пенсионного накопительного страхования. Участник получает право вносить на специальный счет от 1% до 4% своего дохода. На каждые 100 единиц добровольного взноса участника государство прибавляет свои 15 единиц. Для заключивших такой договор есть еще и налоговые льготы.

Размер государственной части “пенсии Ристера” зависит от семейного положения, количества детей, уровня доходов и размера взносов. За каждого ребенка полагается доплата к премии в размере 46-85 евро в год.

Мечта турецкого пожилого человека-купить домик в Бодруме

Многие стамбульские старики проводят время в кофейнях на Босфоре. Седые мужчины в строгих костюмах ведут бесконечные разговоры о политике, а их спутницы в лакированных лодочках и пахнущих нафталином меховых горжетках в любую погоду днями напролет играют в карты и пьют обжигающий чай из маленьких фарфоровых чашечек. Говорит хозяин одной из таких кофеен Ахмет, бывший военный:

“Многие пенсионеры в Турции не знают, куда девать свое время. Однако около 60 процентов вышедших на пенсию продолжают работать: разносят газеты, продают лотерейные билеты, работают билетерами. Женщинам приходится гораздо легче. Молодые женщины получают пенсию умершего отца до того момента, пока не выйдут замуж. Почти все домохозяйки продолжают получать пенсию умершего мужа”.

Традиция получать пенсию от государства после смерти мужа осталась в наследство от Османской империи, где женщины традиционно не работали, следили за хозяйством и детьми. В османских хрониках сохранились старинные счета со списком продуктов и денежного довольствия, которые султан ежемесячно отправлял женам погибших военных. После смерти кормильца государство выплачивает женщинам пособие, признавая их высокую роль в деле воспитания детей. Приличный пост на государственной или военной службе обеспечивает достойные социальные гарантии на всю оставшуюся жизнь. Например, пенсии генеральской вдовы вполне хватает, чтобы снимать благоустроенную квартиру, оплачивать собственные расходы да еще и помогать детям. Историк Нури Чимкент говорит, что вдовы военных в Турции получают до двух тысяч долларов в месяц, почти такую же пенсию получают бывшие члены парламента. Это позволяет вести безбедную жизнь. Женщины могут позволить себе покупать любые овощи и фрукты, которые на рынках стоят копейки, пить бутилированную, а не водопроводную воду. Именно поэтому турецкие вдовы редко выходят замуж вновь. Никто не желает опять надевать на себя ярмо забот.

В Турции невозможно увидеть старушек, просящих милостыню. В стране почти нет домов престарелых. Пренебрежительное отношение к старикам считается позором. Сказывается восточная традиция помогать старшим.

Каждый турок смолоду задумывается о будущей пенсии. Устроившись на работу, многие открывают банковские счета, куда переводят часть заработной платы, обращаются в частные пенсионные фонды. Действует и обязательное пенсионное страхование. С каждой с зарплаты работника фирма отчисляет взнос в пенсионный фонд, который засчитывается на индивидуальный счет и делится поровну – на медицинское и пенсионное обслуживание. Дополнительную финансовую помощь оказывает правительство, которое оплачивает финансовый “бонус” после выхода на пенсию и пособие в случае смерти работника его родным.

“Правда, старикам все равно приходится туго, – говорит стамбульская пенсионерка, шестидесятилетняя Айше. – Государство выделяет пенсионерам около тысячи турецких лир – чуть больше семисот американских долларов. Этого едва хватает, чтобы покрыть расходы на электричество, воду и особенно на газ, за который в зимний период приходится отдавать треть пенсии. Пенсионеры оплачивают только десять процентов от стоимости лекарств. Моя мать, например, страдала болезнью Альцгеймера и получала до самой смерти ежемесячно лекарства на сумму около трех тысяч долларов в месяц, мы оплачивали десятую часть. Есть у нас своя “Грин карта”, которая выдается беднейшим гражданам Турции, не имеющим пенсии. Ими пользуются в медицинских учреждениях и органах опеки те старики, кто не смог заработать на пенсию”.

В минувшем году власти увеличили размер трудового стажа и возраст выхода на пенсию. Если в недавнем прошлом для выхода на пенсию было достаточно отработать двадцать лет, то теперь пенсионный возраст повысили до шестидесяти лет у мужчин и пятидесяти шести у женщин.

Власти заявили, что эта вынужденная мера была принята из-за слишком большого количества пенсионеров в Турции. Слишком ранний, по мнению экспертов, выход на пенсию привел к тому, что Турция оказалась чуть ли не на первом месте по количеству людей пенсионного возраста. К началу двухтысячных годов, по данным экспертов, в Турции на каждого работника приходился один пенсионер.

“Власти поняли, что не могут больше расходовать средства на социальные нужды и кормить всех неработающих в Турции трудоспособного возраста, – говорит сорокапятилетняя Макбуле, служащая стамбульского муниципалитета. – Раньше женщины выходили на пенсию в сорок четыре года, занимались собой, детьми, вели спокойную достойную жизнь. Госслужащие выходили на пенсию после того, как отработали не менее двадцати лет. Мой отец, например, отработал двадцать лет учителем начальных классов в деревне и уже в сорок лет вышел на пенсию. Вот уже много лет он получает пенсию в размере семисот долларов, которая ежегодно индексируется”.

“Нам предлагают отдыхать на кладбище”, – сетует стамбульский пенсионер Ардан Картал. “Европейцы работают всю жизнь до самой смерти, – продолжает он, – мы, однако, живем по другим законам”.

“Турция восточная страна, и здесь принято иное отношение к пожилым людям,- говорит стамбульский пенсионер Ардан Картал. – Старость дана для того, чтобы отдыхать и думать о прожитой жизни в почтенном возрасте”.

В Турции говорят, что пенсионеры, работавшие раньше в банках, самые счастливые. Размер их пенсии в пять-шесть раз превосходит обычную государственную пенсию. Помимо своих регулярных вкладов в системы государственного страхования банковские служащие перечисляют средства частным фондам, которые предлагают более высокое качество услуг в сфере медицинского страхования. К услугам пожилых людей – сети специальных ресторанов, спортзалы, поликлиники, которые обслуживают почти бесплатно. Как отмечают эксперты, это заметно сказывается на уровне жизни. “В последнее десятилетие, когда экономика Турции росла особенно быстрыми темпами, престарелые жители крупных городов стали вести более здоровый образ жизни”, – пишет центральная газета “Хюрриет”.

Курортный город Бодрум на побережье Эгейского моря недаром называют “раем пенсионеров”. Мягкий морской климат, невысокая влажность, около трехсот солнечных дней в году. В жаркий летний сезон сюда съезжается стамбульская знать, а с весны по осень здесь наблюдается настоящее засилье пенсионеров. Турецкие старики весьма консервативны, они не спешат, как европейские пенсионеры ехать в экзотические страны, предпочитая заграничным отелям отдых в собственном доме, язлыке (летнем доме), на берегу моря.

Домик в Бодруме – мечта каждого пенсионера в Турции. Чтобы купить его, люди готовы работать всю жизнь, многие ради этого едут на заработки в Германию. А когда наступает старость, переезжают туда жить, оставляя молодому поколению городские заботы.

В Китае огромные льготы, и «брошенных» стариков не бывает

В Китае под пенсионные выплаты подпадают граждане, которые работают в городах. Сейчас городского населения более сорока процентов. Китай из страны аграрной превращается в страну урбанизированную.

Вся система пенсионного обеспечения в Китае государственная, и частных пенсионных фондов (в чистом виде) не существует. Хотя предприятия, если вы проработали там достаточно долго, по собственной инициативе готовы делать вам пенсионные выплаты.

Государственная пенсия может составлять 10-15 долларов – это, конечно, не та сумма, которая может обеспечить старость. Правда, люди преклонного возраста имеют в Китае огромные льготы, льготы реальные, которые помогают жить: частичное или даже полное освобождение от оплаты коммунальных услуг, бесплатный проезд в общественном транспорте, бесплатный вход в целый ряд общественных мест – в музеи, парки, сады, где, собственно, и можно чаще всего встретить пенсионеров. Существуют специальные столовые для пожилых людей, магазины, то есть китайская старость, даже несмотря на неравномерность развития Китая, обеспечена неплохо.

Но сейчас появляется новая категория людей – это молодые люди 20-25 лет, которые только начали работать, но уже знакомы с европейской пенсионной системой, они читают интернет, обсуждают все это в блогах, и их нынешняя система, конечно, не устраивает. Они хотят много работать, много зарабатывать и, в конце концов, получать солидную пенсию. В южных провинциях Фуцзянь и Гуандун уже даже имели место выступления, одним из требований которых была реформа пенсионной системы. Участники этих выступлений заявляли о готовности платить в пенсионный фонд больше с условием, что на пенсии и получать они будут больше.

А как же 60% сельского населения?

Сельские жители пока могут опираться только на заботу родственников и детей. Следует понимать также, что стариков содержат не дети, точнее – не только дети. Их содержит семья, клан. Поэтому брошенных стариков, даже если у них вообще нет собственных детей, практически не бывает.

Но ситуация меняется. Молодые люди уезжают в город, кланы разрушаются. И китайские средства массовой информации сейчас пишут о том, что уже есть категория стариков, опасающихся, что их некому будет содержать. Все это связано не столько с политикой “одна семья – один ребенок”, сколько с реструктуризацией китайского общества.

85% сбережений китайцев хранятся именно в юанях. В целом никакого страха за стабильность юаня нет. Юань обеспечен товарами, он не является официально свободно конвертируемой валютой, но его легко можно обменять в разных странах, в том числе – в Канаде, США, европейских государствах. Вторым по популярности способом сбережения и накопления капиталов является вложение в недвижимость

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*