Сквоттеры

На западе, насквозь пропахшем левацкими идеями, леваки иногда переходили от теорий к практике и заселяли коммунами здания, которые владелец не успевал забить досками. В некоторых из них сквоттеры жили по нескольку лет, пока не приходила полиция. А когда полиция приходила, они бурно возмущались: мы, типа, тут уже прижились-расположились, а вы нас – на улицу… Какая несправедливость! В советской истории самый известный пример сквоттинга – это дом Дяди Федора, Матроскина и Шарика. Согласно белорусскому Гражданскому кодексу, гражданин или юридическое лицо, не имеющее недвижимого имущества в собственности, приобретает на него право, если оно более 15 лет открыто и непрерывно владеет им, как своим. Однако тут много не «насквоттируешь»: вещи и недвижимость – штуки реальные, их можно пощупать руками, а с места на место не каждую перенесешь. Другое дело – виртуальный мир!

 

Интернет-сквоттеры

Социальными сетями пользуются многие из нас, и это нынче такое же место скопления народа, как раньше греческие форумы, а потом избы-читальни. Нынче в соцсетях так же продают товары, как и на придорожных рынках, там можно размещать рекламу как и на улицах города, а также проявлять общественную активность, как и в обычной жизни. В интернет переместились и сквоттеры: они заранее занимают те домены, которые могут стать популярными. Доходит до того, что специальные программы контролируют запросы на незанятость доменов и тут же их регистрируют с целью продать облапошенным пользователям. Мэр одного из городов в Южной Богемии (Чехия) рассказывал, что пока они в мэрии размышляли, некто быстро зарегистрировал несколько возможных вариантов и сочетаний с названием их города.  Борьба со сквоттерами идеологически такая же, как и с террористами:  заплатишь им, но они все равно продолжат свою деятельность. Поэтому мэрия не заплатила, потерпела год, и место освободилось само: киберсквоттеру  тоже не улыбается платить за дополнительный год простоя… Не уверен, что белорусское законодательство домен или группу в соцсетях считает движимым имуществом, но если так, то оно отводит на его владение открыто и непрерывно пять лет, прежде чем вы можете потребовать его себе. Однако в интернете 5 лет – срок вроде девонского или мелового периода. За это время могут вымереть не просто какие-то сайты, а целые ресурсы или направления вроде блогов или чатов.

 

Общественные сквоттеры

 

Но на этом виртуальный мир не заканчивается. Полностью по аналогии с интернет-сквоттингом ведут себя общественные сквоттеры. И мотив их тот же – деньги. Это Остапы Бендеры на пересечении общественной деятельности и науки: сами не ученые, не общественники, не политики, но любители повыполнять представительские функции. Эти умеют красиво говорить и красиво нарисовать свою деятельность, которой нет. У них острый нюх на деньги, и как только за рубежом появляется новая инициатива, эти создают ее копию здесь, внутри Беларуси: авось чего перепадет от щедрот. И не важно, что в застолбленной сфере они ни бельмеса не понимают, главное – создать видимость. И очень часто для этого им нужно создать видимость численности. А как создать видимость численности, если их один-два человека? Ответ прост: создать (много)численность общественных организаций!

В качестве примера разберем так называемое Болонское общество.

Заглянем на его сайт: его создали «ряд общественных организаций и представители экспертного сообщества». Квалификаций экспертов не приведено, что само по себе многое о них говорит (мы-то знаем, что эти люди не преминули бы блеснуть «научными» достижениями и званиями), но качеством экспертов займемся в следующий раз, а вот в ряду общественных организаций мы видим Агентство Гуманитарных технологий, консорциум «ЕвроБеларусь», Летучий университет, Альтернативная молодежная платформа и другие. Зайдем, к примеру, на сайт АГТ. Там написано, что это «неформальный кружок последователей Мацкевича».

Отлично, зайдем на сайт консорциума «ЕвроБеларусь». Там даже читать не надо, все видно на фотографиях: Мацкевич и Мацкевич рядом (в данном случае – разные люди), а также основатель консорциума Мацкевич берет интервью у основателя консорциума Егорова.

В интервью, опубликованном на сайте Альтернативной молодежной платформы некоей Насьцей без фамилии, видим Мацкевича, который признается пресс-службе консорциума «ЕвроБеларусь», что он лидер Национальной платформы гражданского общества, а также, что «формальные процедуру занимают всю энергию» (орфография оригинала сохранена).

Я думаю: столько накрутить вокруг себя, любимого!.. Но, друг, как ни садись… И этот человек во всю ивановскую вопит о том, что Беларусь полна мертвых организаций и мыльных пузырей?

В принципе, сам Мацкевич не скрывает своей пузыристости: «Национальная платформа гражданского общества, «ЕвроБеларусь», АГТ-ЦСИ, Летучий университет, передача «Размова» на «Белсате», «Безумное чаепитие», сайт, для которого мы с Вами делаем это интервью, – это всё структуры, организации, инициативы, которые созданы или разворачиваются с моим активным участием, в которых я либо на главных позициях нахожусь, или в главных ролях участвую».

Эта гуманитарная технология, разработанная одноименным агентством, проста. Неформальный кружок последователей В. Мацкевича (как написано на сайте) «создает организацию» и называет ее консорциум «ЕвроБеларусь». Формально теперь есть уже две организации, но две – маловато. Создадим еще молодежную платформу, а чтобы не было путаницы ни с кем, назовем ее «альтернативной». Теперь удобно: уже три организации есть, можно объединиться в нечто более существенное. Например, в Болонский комитет (это не ферма по разведению болонок, это менее практическая организация). И вот уже Болонский комитет в лице его представителя по фамилии… Мацкевич требует, чтобы переговоры с этой «организацией» о вступлении в болонский процесс вело само государство Беларусь!

А для усиления на правом фланге можно создать еще какую-нибудь платформу, например, аж целую Национальную. И объявить себя ее лидером от имени гражданского общества. Думаю, правда, что гражданское общество не уполномачивало никого из Мацкевичей быть своим лидером.

Зачем это делается? Ответ простой – запах денег. У них нос всегда по ветру, и как только на Западе появится новое направление (какой-нибудь новый, Булонский, комитет по внедрению булонских идей прямо внутрь белорусских граждан), они уже тут как тут – станут его представителями. Количество организаций в Беларуси и правда растет. Но помните анекдот про фальшивые елочные украшения? «Вот только радости от них никакой…»

 

Схема в тему

(взята из журнала «Авантюрист» от автора Михаила Муравьева)

 

Допустим, мы – я, Вы и Хроноскопист – летели на самолете через Тихий океан. В пути мы втроем накушались абсента, надебоширили, отломали дверь от туалета, и нас за это выкинули в море через аварийный выход. По счастью, рядом с местом нашего падения обнаружился маленький безымянный полинезийский остров. Выбравшись на берег, мы посовещались и решили считать его новым государством под названием Соединенные Штаты Абсента (США).

Когда нас выкидывали из самолета, то багажа нам, естественно, не выдали.

Поэтому всех материальных и нематериальных активов у нас – только туалетная дверь, которую Вы таки прихватили с собой. И вообще, несмотря на абсент, Вы у нас оказались самым запасливым: в бумажнике у Вас совершенно случайно обнаружилась банкнота в сто долларов. Таким образом, в наших США имеются нефинансовые активы – дверь – и финансовые активы, они же денежная масса – сто долларов. Это все наши сбережения. Поскольку у нас больше вообще ничего нет, то можно сказать и так: у нас есть один материальный актив – дверь, обеспеченный денежной массой в сто долларов. То есть, наша дверь стоит сто долларов.

Немного протрезвев, мы решаем, что надо как-то обустраиваться. Самым быстрым из нас оказался Хроноскопист. Он тут же объявил, что создает банк и готов взять в рост имеющиеся у населения денежные сбережения под 3 процента годовых – ну не сидится человеку без дела. Вы отдаете ему сто долларов, и он их записывает в блокнот в статью «Пассивы – депозиты». Но я тоже не лаптем щи хлебал – зря я, что ли, столько времени занимаюсь расследованием экономического мухлежа – я знаю, как изъять у Вас и дверь, и сто долларов. Я предлагаю Вам взять Ваши сто долларов в рост под 5 процентов годовых. Вырываю листик из своего блокнота и пишу на нем: «Облигация на $100 под 5% годовых». Вы чувствуете, что Вам поперло. Забираете деньги у расстроенного Хроноскописта с депозита и отдаете их мне в обмен на мою облигацию.

Я беру Ваши сто долларов и кладу их на депозит обратно в банк обрадованного Хроноскописта.

По-хорошему, на этом можно было бы и успокоиться и пойти всем заняться делом (пальму потрясти или за моллюсками понырять), снискать себе хлеб насущный, так сказать. Но Вы ж знаете – я неуемный финансовый гений, такие пустяки, как кокосы и устрицы, меня не интересуют. Помыкавшись по нашему острову – пятьдесят шагов от южного побережья до северного и тридцать – с запада на восток, – я придумываю гениальную комбинацию. Я подхожу к Вам и предлагаю на пустом месте заработать еще один процент годовых. Взять в банке Хроноскописта кредит под 4 процента и купить у меня еще одну облигацию под 5 процентов.

Вторую облигацию на сто долларов я тут же выписываю на блокнотном листике и машу ею у Вас перед носом. Недолго думая, Вы бежите в банк и берете кредит сто долларов под залог моей первой облигации на сто долларов. Они там есть – я их туда положил на депозит. Вы отдаете мне заемные сто долларов и прячете вторую облигацию к себе в бумажник – теперь у Вас есть моих облигаций на двести долларов.

А сто долларов я кладу в банк – теперь у меня там двести долларов на депозите. Хроноскопист аж подпрыгивает от радости: кредитный бизнес попер.

Думаете, я на этом остановлюсь? Ага, сейчас – я уже выписал Вам третью облигацию. Бегом в банк за кредитом под залог второй облигации. Ближе к вечеру, набегавшись по острову с этой сотней баксов и изодрав все листочки из блокнота на облигации, мы имеем следующую картину. У Вас на пять тысяч долларов моих облигаций, а у меня – на пять тысяч долларов депозитов в банке. Теперь я чувствую, что пришло время прибрать Вашу дверь к рукам. Я предлагаю купить ее у Вас за сто долларов. Но Вы вредничаете – дверь-то всего одна – и заламываете цену в тысячу долларов. Ну, тысяча долларов так тысяча долларов – в конце концов, у меня на депозите лежит целых пять тысяч долларов. Я на последнем блокнотном листочке направляю платежное поручение Хроноскописту перевести тысячу долларов с моего депозита на Ваш и забираю Вашу дверь.

Если нашу бухгалтерию отдать американскому экономисту с гарвардским дипломом, он сообщит нам, что наши США располагают тысячей долларов материальных активов в виде двери, и десятью тысячами долларов финансовых активов в виде облигаций и депозитов. То есть, что стоимость нашего совокупного имущества увеличилась за день в 110 раз.

Менее тонкий и образованный человек сказал бы, что мы – три дебила, у нас как была одна дверь и сто долларов, так и осталась, и что только конченые дебилы могли целый день рвать листочки из блокнота, вместо того чтобы нарвать кокосов. Кто из них прав – решайте сами. Но механизм относительного роста цен на дома именно такой – что в США, что в Японии, что в России.

*   *   *

А теперь просто представьте, что эти три веселых человека – не условные «я», «ты» и «Хроноскопист», а Мацкевич, Мацкевич и Егоров. По-прежнему формально это три человека, но они уверены, что они создали и возглавляют 15 общественных организаций… и «вершат» с помощью них судьбы Родины.

Вячеслав Урбан


  • polkovnik

    SILA!!!!!!!!!!