На этой земле до начала ХХ века не было самостоятельности. Сначала западный сосед заставлял всех учить свой язык, вводил свои законы и раздавал дворянам свои гербы. Затем возмужавший восточный сосед — Россия — двинул сюда свои войска, прошелся как раскаленным утюгом. Выгнав западного соседа, ввел свои порядки, свой язык и свою юриспруденцию.

 

В крупных европейских войнах земли эти частенько были разменной картой.

В 60-х годах революционного ХІХ века на этой земле начался небывалый национальный подъем, повальное увлечение своим, как нынче называют, титульным языком, причем все это — несмотря на давление со стороны российских властей.

Политика русификации не принесла ожидаемого результата — наоборот, оттолкнула «тутэйшых» от России, вызвала появление национальных газет.

…В 1956 году одна страна вступила в могучую международную организацию. Сейчас, в результате осмысленных действий, эта страна называется самым устойчивым государством в мире.

Это Финляндия. С населением в 5 миллионов человек (вдвое меньше Беларуси), расположенная в гораздо более суровых климатических зонах, Финляндия, тем не менее, признается экспертами самой выгодной страной для вложения денег долгосрочными кредитами, признана «лучшей страной мира» по версии Newsweek на 2010 год; по оценке американского фонда “Fund for Peace” в 2012 названа самой стабильной страной мира, является при этом членом Совета северных стран (с 1956 года), членом ЕС с 1995 и Шенгенского соглашения с 1996 года. 

6 декабря 2012 года Финляндия праздновала 95 лет со дня провозглашения своей независимости.

*   *   *

25 марта прогрессивное население Беларуси будет праздновать аналогичный праздник, который тоже (в теории) мог стать началом аналогичных преобразований: из простой колонии в самое-самое государство.

Его называют День Воли: в этот день 1918 года Беларусь попыталась сделать то же самое, что за три месяца до нее совершили финны: самоопределиться.

Многие смеются над финнами — они медленные и вальяжные. Но в какой-то момент, в отличие от белорусов, финны вдруг становятся быстрыми. В качесвтве примера приведу несколько фамилий: Ватанен, Райконнен, Хаккинен, Юрке Ярве Лехто, Росберг, Сало, Ковалайнен, Гардемайстера, Рованпера, Канккунен, Мякинен, Гронхольм…  Это известные финские гонщики, которых не назовешь медленными и вялыми. Точно так же в конце 1917 года финская элита ухватилась за независимость и сейчас наследники этой элиты управляют «лучшей страной в мире».

Чего не хватило белорусам в 1918? Везения, удачи? Или обстоятельства были против нас — с востока Советы, с запада — немцы, и никто не хотел признавать неожиданно появившуюся республику между двумя воюющими сторонами? К сожалению, то окно возможностей, которое использовали финны — закрылось, и Беларусь стала независимой страной в следующий раз только в 1991 году.

Но уверен, что если бы не попытки белорусской политической элиты создать свое государство в 1918 году, Советский Союз не позволил бы появится и Белорусской Советской Социалистической Республике, ограничившись максимум автономией, по примеру другой Б(А)ССР — Бурятской. А значит, и сейчас мы бы не были независимым государством. А всегда лучше быть хозяином на своем участке, чем безликим «акционером» в огромной и «дружной» семье народов.

Олег Борщевский, редактор «Витебского Курьера»