• В среду, 6 февраля с.г., представители “Нашего Дома” присутствовали на заседании окружного суда в Вильнюсе, где Николай Уласевич, сторонник Гражданской кампании “Наш Дом”,координатор общественной инициативы “Островецкая атомная — это преступление”, выступал против департамента миграции и пограничной службы.

Уласевич  требовал признать в судебном порядке неправомерным запрет на въезд в Литву.

Суть  дела

26 сентября 2012 года литовцы на погранпереходе Котловка не пропустили Уласевича, объяснив, что тот находится в базе невъездных, выдав ему соответствующий документ на литовском языке. Координатор антиядерного движения ехал в Литву на конференцию “Беларусь-Литва — ядерное соседство” по приглашению молодежного крыла правящей в то время консервативной партии.

Уласевич  действия литовских пограничников  обжаловал. Его адвокат Видас Вилкас установил, что решение о запрете на въезд было принято за день до конференции сроком на три месяца. Во въезде было также отказано координатору белорусской антиядерной компании Татьяне Новиковой. С ними в список лиц, которым запрещен въезд в Литву, попала большая группа активистов антиядерного движения из Калининградской области (Россия). Мотивом запрета послужил намеченный на октябрь референдум по строительству литовской АЭС. Очевидно, лоббисты ядерного электричества не хотели пускать в Литву накануне референдума противников строительства АЭС.

Напомню, граждане Литовской Республики на референдуме высказались против строительства атомной электростанции. Явно из опасения подобного решения собственного народа белорусские власти провести всеобщий опрос побоялись.

 

Иск представителя одной страны к  исполнительной власти другой – ситуация скандальная. Министерство иностранных дел, в целях уменьшения накала страстей, по собственной инициативе выдало Уласевичу шенгенскую визу, что позволило ему приехать на заседание суда.

 

На процесс ответчики  не явились Присутствовал лишь МИД в качестве третьей стороны. Представитель Министерства, ссылаясь на секретность дела, потребовал провести процесс в закрытом режиме. Суд отказал и дело рассматривалось в открытом судебном заседании. Секретные документы судебная коллегия изучала в совещательной комнате.

Белорусам бросилось  в глаза, что адвокат, как и  судьи, находится в мантии (несколько в иной, чем у судей). У нас такого нет.

 

В своем выступлении  Николай Уласевич подчеркнул, что  претензий к Литовскому государству  не имеет. Более того, как христианин, готов простить людей, причинивших ему страдания. Но, как гражданин, считает, что поступившие направомерно чиновники должны быть наказаны и обязаны возместить судебные издержки.

 

Слушание дела продолжалось полтора часа. Оглашение решения назначено на 25-е февраля.

 

Наталия ЛЕОНОВА