Давайте поговорим по-честному. Без надежд на то, что как только мы освободимся от Лукашенко, Запад даст нам 100500 миллиардов евро и мы сразу заживём хорошо. И без надежд на то, что при распаде России кто-то подарит нам Ханты-Мансийскую область. А исходя из реального состояния нашей страны и всего региона, в котором мы живём.

Посмотрим на вещи трезво. Беларусь – страна со стареющим населением и очень высоким процентом пенсионеров, с технологически отсталыми производствами и землями, малопригодными для сельского хозяйства. А также – с негативным отношением общества к предпринимательству, с запредельной долей государства в промышленности, с устаревшими практиками менеджмента и крайне некритическим отношением к самим себе, с испорченной репутацией в мире.

Да, всё очень плохо. Но нам с вами после ухода Александра Лукашенко, по крайней мере, не нужно будет поднимать страну из руин – как это делали немцы после Второй Мировой, или как предстоит делать украинцам сейчас. У нас много талантливых и образованных людей, даже вопреки отказу от следования западным стандартам образования. Мы находимся в непосредственной близости от Евросоюза, а также выгодно расположены на перекрестье торговых путей с севера на юг, с запада на восток.

Значит, нам нужно спокойно оценить свои силы, изучить чужой опыт, выстроить план экономического развития, отыскать свои «точки роста», – и взяться за дело. А в этой статье мы попробуем обрисовать основные подходы к возрождению экономики Беларуси после трёх десятков лет правления Лукашенко.

Импортозамещение и развитие промышленности

Высокопоставленные беларуские чиновники часто говорят об импортозамещении и призывают вкладываться в него, вечно изыскивают бюджетное финансирование под «проекты по импортозамещению» и т.д. Получается, что в различных отраслях они своё дело не делали, или плохо делали, когда были все возможности для этого (международная кооперация, открытые рынки, деньги), а теперь спохватились. Более того, хотят, используя волшебное слово «импортозамещение», хоть немного наладить дела в промышленности, которая у нас по своему технологическому уровню пока остаётся в 80-х годах ХХ века.

Но даже в нынешних условиях что-то можно делать. Однако у нас снова наступают на те же грабли. В Беларуси пытаются освоить сразу верх технологий, а так не бывает. Даже в гораздо более благоприятных условиях нам не удалось наладить выпуск пристойных легковых машин, станков, дизельных моторов для грузовиков, собственный ПК или смартфон, хотя бы среднего уровня микрочипы и т.п.

Любая догоняющая модернизация (это именно то, что предстоит сейчас Беларуси), как скажет вам всякий честный экономист, начинается с простого. Об этом же говорит опыт «Азиатских тигров» – Японии, Южной Кореи, Тайваня, Китая. От простого (вроде пошива трусов и производства тканей) движутся к среднему (например, судостроению, к субстанциям для фармацевтики), а далее к сложному (та же микроэлектроника). Ну не бывает иначе. У догоняющей страны просто нет квалифицированных кадров, чтобы браться за сложное.

Плюс нужен капитал, а, чтобы его получить, новой беларуской власти всё же придётся в корне поменять отношение к инвесторам и наконец-то начать защищать право частной собственности. А ещё – научиться «выращивать» внутренних инвесторов. Потому что без денег ничего не бывает – только лопатой можно рыть мелиоративную канаву.

Ну и, конечно, в любом случае Беларуси надо смотреть на возможности международной кооперации. При попытке наладить импортозамещение надо понимать, что чем выше вы поднимаетесь по технологической цепочке, тем теснее кооперация. К примеру, в создании айфона участвуют более 20 компаний из десятка стран мира. И не надо указывать, что его делают в Китае – там выполняют самую простую, примитивную работу по сборке. Но нам и на этот уровень выйти – пока только мечта.

Другой пример: ни одна страна сегодня не способна сделать полностью самостоятельно микрочип хотя бы среднего уровня (что-то вроде 28-50 нанометров – для автомобилей и бытовой техники). «Толстый», от 100 нМ и толще, да, видимо, можно (с минимумом кооперации, что и пытаются сегодня сделать в Беларуси).

Недавно выяснилось, что мы уже не производим сами лимонную кислоту, активированный уголь и раствор йода. Утеряны навыки выращивания хмеля. Перестали делать простые станки для производства метизов (гвоздей, гаек, шурупов и т.п. – это технология конца XIX века). Для всех этих процессов точно можно закупить простые технологии в том же Китае.

Вот так по цепочке и надо двигаться выше и выше. Заодно постепенно выращивая кадры. Тот, кто научился делать станок для гвоздей, пойдёт дальше, и вскоре научится делать подшипники (которые в Беларуси делают – но далеко не по тем стандартам, по которым нужно). Если очень хорошо поставить процесс, много трудиться и мало воровать, то лет через 10-15 вернем себе статус «сборочного цеха» – уже не СССР, конечно, но региона Восточной Европы – вполне.

Доходы населения как основа экономики

В Беларуси до сих пор распространён очень старый, ещё советский, «механистический» подход к экономике. Мол, наладим производство, благодаря ему – экспорт, получим много денег, государство их мудро распределит, и тем самым вырастут доходы населения. Но на самом деле так оно не работает. Экономические «шестерёнки» крутятся по-другому. Люди тратят деньги, эти деньги получает потребительский бизнес, который, в свою очередь, уже финансирует бизнес производственный и строительный, а там уже вырисовываются и доходы государства, и вся социальная сфера.

То есть правильная постановка целей – это прежде всего повышение реальных доходов населения. Это чёткий KPI любой власти. Номинальные доходы минус инфляция – это и есть реальные доходы. Как мы видим из уравнения, у него две переменных, одна из которых – инфляция. Если удаётся удержать инфляцию в рамках 4-5% – это уже полдела.

Но вторая (она же – главная) часть невозможна без создания высокооплачиваемых рабочих мест. Невозможна без повышения производительности труда и без роста человеческого капитала – образования, медицины, экологии, уменьшения преступности и т.п. Здесь же должны проявляться точки роста, уникальные для каждого региона. Например, в той же Витебской области низкорентабельно выращивать зерновые, зато высокорентабельно – заниматься животноводством и лесным хозяйством.

Политика принадлежащих (пока) государству корпораций тоже должна быть подчинена общему делу: они должны вкладываться в человеческий капитал и в среду обитания. Правительство должно перераспределять сверхдоходы крупных компаний в точки роста национальной экномики и в улучшение среды для их же бизнеса.

Но всё же в самом начале фокус восстановления экономики должен быть не на крупных предприятиях. А на доходах граждан. Будут у людей деньги – сама закрутится, заработает потребительская экономика. Частный бизнес очень быстро реагирует на рост реальных доходов – и далее, благодаря эффекту мультипликатора, это приводит к росту всей экономики страны, в целом.

Продолжение следует…

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.