«Наш Дом» регулярно беседует с людьми, которых действующая власть вынудила покинуть Беларусь. Наша сегодняшняя собеседница пожелала остаться анонимной, но от этого события, рассказанные ею, не становятся менее шокирующими и ошеломляющими.

Все это напомнило нам политический детектив и психологический триллер одновременно. К большому сожалению, сегодня в Беларуси такова часть жизни. Наша героиня – сильная, целеустремленная и разносторонне развитая женщина. Судьба и беззаконная «власть» заставили пройти ее через многие испытания: от заболевания COVID из-за безалаберной и дилетантской политики Лукашенко, до встреч с грязными провокаторами, притворявшимися «пострадавшими от репрессий».

«Наш Дом» помог этой женщине спастись из того кошмара, в который превратили некоторые личности нашу Беларусь сегодня. Такие люди, как она, не должны страдать. Они слишком ценны для страны. И очень скоро вернутся на Родину с легким сердцем. 

— Расскажите нам немного о себе.

Я могилевчанка, одна воспитываю дочь. У меня их две, но имеется разделение в семье: на «ябатьку» и вот я, за БЧБ. Есть еще третья категория – это терпилы. Те, которые либо «туда», либо «сюда». Моя старшая дочь, к сожалению, является «ябатькой». С ее отцом я развелась, он служит в милиции – и она встала на его сторону потому, что она его единственная дочь. Мою точку зрения она не разделяет.

— Кем Вы работали в Беларуси? Как развивались события, которые в итоге вынудили Вас уехать?

Я была и учителем, была и предпринимателем. Летом я перенесла COVID, но не могла получить должного медицинского обслуживания. Все дополнительные обследования пришлось делать за свой счет. Реабилитация после болезни — это стоило слишком дорого для меня. Анализы и обследования только в платных центрах от «Синево» до «Элизабет». 

Я одна воспитываю свою девочку, ее отец лишен родительских прав. Понятно, что все заботы и содержание ребенка находятся на мне. Когда грянули события девятого и десятого числа, я в Могилеве вышла на митинг. Прогуливаясь, как и все горожане по улице, мы зорко следили за сотрудниками милиции. Один молодой человек проводил экскурсию, но и ее начали разгонять и загонять в угол. Я не так молода, да и после COVIDa, я чувствовала себя крайне в тяжелом состоянии. И мне пришлось убегать от силовиков. Бежали мужчины и женщины. Мы уходили дворами, через Тульский дворик. После позорного бегства, а попасть в СИЗО или быть избитой мне не хотелось, душа у меня, как у любого нормального беларуса, разрывалась. 

Сидеть на месте спокойно я, к сожалению, не могла – и я стала волонтером. В процессе оказания помощи другим, я видела, как страдали люди: их избивали, сажали, подвергали эмоциональному насилию. А как они умею ломать, я знаю, увы.  

У меня нет подтвержденных данных, что меня вычислили. Но я четко ощущала, что за моими действиями следят. Многие из нас это научились чувствовать своим нутром.  Оказывая помощь потерпевшим, я старалась помочь все, кому могла, включаясь в историю человека. Лично я старалась не встречаться. Ведь вопрос безопасности стоял остро. Однако, одна из потерпевших настаивала на встрече, я согласилась. По ее словам, она владела крайне важной информацией, которую хотела передать моему лидеру. Ссылаясь на непонятные причины, она не смогла мне ее передать, но категорически настаивала на встрече и связи с другими волонтерами. В итоге, эта история так и не имела логического завершения.

И был еще один, молодой человек, который утверждал, что у него есть какое-то «дело». Якобы в могилевском морге патологоанатом подписывал фиктивные заключения о смерти. И что его заставляли это делать «начальники», прикрывая какие-то свои дела. И что об этом надо донести общественности. Я говорю: «Ок, мы донесем, мне нужны бумаги». «Нет, мы с Вами должны встретиться». Но на встречу с мужчиной я не рискнула пойти. Я опасалась.

Провокации были с разницей в две недели, хотя до этого оказав помощь более 50 людям за 2 месяца, я испугалась. Испугалась, что меня могут закрыть, а дочь отправить в приют. Мне сделали приглашение – и я уехала на работу в Польшу. На своей работе, работая на полставки, я получала зарплату 300 рублей.

— То есть Вы подозревали, что этот «мальчик» и эта «девочка» были провокаторами?

Да. Но у меня нет никаких подтвержденных данных.

— И именно это послужило причиной Вашего отъезда из Беларуси?

Да. Во-первых, я сидела без денег. COVID очень сильно отразился на моей иммунной системе. До этого я была достаточно вынослива физически, но у меня было слабое здоровье. Экономические проблемы и опасения за свою свободу вынудили меня уехать из страны.

Я не могла выжить в своей стране: не могла содержать семью.  Ко мне уже начали присматриваться соцслужбы, приходить ко мне домой. Начали грозить экономическими пунктами по изъятию ребенка. Чужие люди, а точнее одна из инициатив помогли мне погасить задолженность по квартплате, так как все деньги уходили на лекарства, обследования и питание.

— До «выборов» в августе 2020 года Вы сталкивались с чем-то вопиющим и неправильным в стране?

Я ушла из сферы образования, где проработала 15 лет. Работая с душами и умами детей, мне приходилось им «доводить до сведения» определенные моменты современной идеологии государства. Например, что нельзя принимать участие в марше против Декрета № 3. Да еще БРПО и БРСМ чего стоят, одни взносы и численность.

Но я понимала, что не могу врать детям, студентам. Поэтому ушла со своей любимой работы, из сферы образования. Я понимала, что не сломаю систему. Иначе система сломает меня. Как говорят в среде педагогов: чужих детей не воспитаешь и своих потеряешь. Бороться против современной системы образования не имело никакого смысла. Либо ты делаешь, что тебе говорят, либо увольнение.

— Как сложилась Ваша жизнь в Польше?

Я приехала в Польшу осенью. Нашла хорошую работу, которая меня устраивает. График работы с 8 до 17, что позволяет мне полноценно заниматься воспитанием дочери.  Получаю зарплату где-то 800 долларов. Среднестатистическая зарплата по Польше. Прохожу курсы польского языка, ребенок, естественно, ходит в школу. Планирую открывать ИП, чтобы трудоустраивать наших беларусов.

— Скажите несколько слов своим согражданам.

9 августа 20 года Беларусь раскололась надвое, может, даже натрое. Мы столкнулись с двойной реальностью. Алиса в Зазеркалье? Нет, совсем нет. Это Королевство кривых зеркал. Один беларус унижает, морально уничтожает, бьет, насилует другого беларуса. 

9 августа, оставив ребенка и пойдя на избирательный пункт, где мы голосовали накануне, я увидела только трех наблюдателей. Поговорив с ребятами и прождав до 11 вечера, я вернулась домой, так и не увидев протокола голосования по своему участку. Лежа дома в кровати, я вспоминала, как мы с дочерью торжественно шли голосовать за Светлану Тихановскую.
Одевшись во все белое, в красных туфельках и с белым браслетом на руке, мы вместе гордо шли на участок.

Утро 10 августа отрезвило полностью осознанием, что Победу народа украли. Украли, как всегда, за последние 26 лет. Душа возмутилась, как будто лошадь, вставшая на дыбы. Только участие в митинге. Только со смелыми беларусами – вперед, против ОМОНа и силовиков… Увы… Я убегала от дубинок. Позорно бежала, прыгала через забор. Горечь, сожаление, даже ненависть к самой себе из-за трусости. 

Я плакала, душа рвалась на куски. Бесполезность и тщетность попытки. И тут один за другим начали попадать под удары палок мои друзья по всей Беларуси: Минск, Могилев, Брест, Гродно. Я приняла для себя решение, твердое решение сделать хоть что- либо. Я стала волонтером. Я стала помогать тем, кто попал под не только под народную статью 23.24, но и другим людям: угрозы со стороны КДН и СППС, штрафы, релокация и прочее. 

Сейчас во мне проснулась глубокое осознание, что мы упустили Победу, упустили именно тогда 9-13 августа. Ведь мы могли уже 6 месяцев строить Новую Беларусь. За что воевал мой дедушка? Почему его внуки и правнуки должны страдать… 

Сейчас я нахожусь далеко от дома. Старший ребенок, мать, сестра — моя семья далеко от меня. По ночам душа болит, так хочется вернуться домой. Хочется обнять родных. Теперь мне знакомо слово ностальгия. 

Беларусы, прошу Вас и призываю: давайте до 9 мая одержим победу над этим режимом! Давайте сделаем это вместе! Давайте объединим усилия и ресурсы: плечом к плечу, по одной стратегии — и ни шагу назад. Я верю в нас, я верю в нашу мощь… Ради себя, ради детей, ради близких и родных! Ради Беларуси и Бога! Победа за нами!

К этим словам нам добавить нечего. На нашей стороне – правда, и поэтому беларусы обречены на победу. И пусть многие из достойнейших сейчас находятся в вынужденной эвакуации из родного дома и любимой страны, совсем близок тот день, когда мы будем встречать их на улицах городов, деревень и поселков песнями, угощениями, фейерверками и цветами.