В Могилеве продолжается суд над Ириной Счастной, политиком Павлом Северинцем и активистами гражданской компании «Европейская Беларусь» Дмитрием Козловым, Евгением Афнагелем, Павлом Юхневичем, Максимом Винярским и Андреем Войничем. Оглашение резолютивной части приговора будет в открытом судебном заседании, заседания идут каждый день.

Окончательный приговор будет вынесен 25 мая. Сегодня мы поговорили с мужем политзаключенной Ирины Счастной. Ирину схватили 18 ноября 2020 года у себя в квартире каратели в форме сотрудников коммунальной службы, обманом и силой ворвавшись в квартиру на глазах 10-ти летнего сына. Проведя около полугода в минском СИЗО, Ирина в наручниках с руками за спиной была этапирована в Могилевское СИЗО, где вскоре была незаконно признана склонной к экстремизму. Накануне суда Ирина переболела COVID-19.

— Здравствуйте, Александр! Спасибо за то, что согласились дать нам это интервью.

Сотни беларусов находятся сейчас в заточении. Несколько дней назад был разгромлен крупнейший независимый новостной портал TuT. By. Моя жена пострадала только за то, что также редактировала и публиковала честные новости в крупнейших телеграм каналах о происходящем в нашей стране. Режим хочет заставить нас замолчать, зомбировать людей своей лживой пропагандой. Идёт настоящая охота за инакомыслящими и теми, кто громко выражает свою позицию. И мы ни в коем случае не должны молчать, мы все беларусы должны кричать как можно громче о том, что сегодня происходит в Беларуси!

— Александр, как чувствует себя сейчас Ваша жена в это такое тяжёлое для неё и всей Вашей семьи время?

Ирина держится спокойно, с достоинством, хоть и не питает иллюзий относительно своего будущего. Передает родным и близким приветы, просит не переживать за нее и как-то подготовиться к большим срокам. Ирине грозит срок от 3-х до 8-ми лет. Не за убийство или разбой, а за правду. Это не укладывается ни в какую голову. Я просто не понимаю за что жестокий режим собирается сломать ей и сотням других беларусов жизнь?

— Какая она Ваша Ира?

С детства Ира была очень творческой и талантливой девочкой. В детстве играла на пианино и скрипке. Еще Ира с детства любит животных. Приносила домой уличных котов, лечили их всей семьёй, несмотря на то, что дома всегда были свои питомцы (коты, собаки, мышки, попугайчики, хомячки, черепашки и т.д.), а потом всегда успешно их пристраивали. Во взрослой жизни Ира продолжила заниматься добрыми делами — подкармливала, лечила и пристраивала бездомных животных. Дома у нас жила кошка, которую знакомые 10 лет назад нашли в лесу котёнком-подростком (сейчас кошка проживает Ириной мамы) и кот, мы забрали с «усыпалки» около 10 лет назад (сейчас кот проживает вместе с моей мамой). Ещё у неё были рыбки, их забрала подруга сестры Иры.

— Где Вы сейчас находитесь?

Мы вместе с сыном были вынуждены уехать из Беларуси в Украину. Уезжали в спешке.

— Что Вас вынудило покинуть Беларусь? Вам поступали угрозы?

Я понимал, что Иру будут шантажировать нашим сыном. Я знал, что, узнав, что Герман находится в безопасности, она облегчённо выдохнула. Да и не мог я рисковать потерять ещё и сына. Я не питал иллюзий, что, сожрав жизнь и свободу моей жены людоедский режим насытится и оставит нас в покое. В какой-то момент через пару дней после задержания Иры мне позвонили якобы из службы газа узнать, когда я буду дома. Конечно, никакие газовщики мне звонить не могли в воскресенье вечером. Я решил, что нужно увозить Германа. Ведь если бы и меня посадили, его отправили бы в интернат.

— Как проходила адаптация Германа в новой стране?

Герман привыкает понемногу. Сейчас учится в школе, где есть беларуский язык. Ира считает, что очень важно, чтобы Герман говорил на своём родном беларуском языке.

— А Ваша?

Сейчас решаю вопросы связанные с судом который начался с 12 мая и продолжается до сих пор. Мне некогда раскисать, и я не имею права опускать руки. Я нужен сыну и жене!

— Я с трудом представляю, как Ваша жена переживает разлуку с сыном.

Переживания Иры по поводу сына Германа обусловлены тем, что она не принимает участия в воспитании ребёнка, он растёт без маминого внимания и заботы. Она боится даже не длительного тюремного заключения, а того, что малыш будет расти не у неё на глазах и без её участия, страшно боится упустить это время. Отчаяние от разлуки с сыном Иры не имеет границ. Она часто вспоминает, как гуляла с Германом, учила с ним уроки, укладывала спать и пела колыбельные. Герман тоже очень скучает по маме на чужбине.

У Иры, конечно, есть и другие переживания. Её папа — онкобольной (3-я стадия рака), нерабочая группа инвалидности. Перенёс несколько операций. В настоящее время проходит курс химиотерапии, т.к. образования появились в тех органах, где их ранее не было. Последние полгода болезнь прогрессирует, и Ира очень боится, что не успеет с ним увидеться и поговорить. Мама Иры — пенсионерка, постоянно плачет из-за состояния здоровья мужа, невозможности увидеть дочь и внука.

— Ирина была аполитичной до выборов 2020?

Нет, Вы что! Ирина магистр политических наук, её очень всегда интересовала эта тема. Она всегда имела активную гражданскую позицию, которую не боялась высказывать. Изза её взглядов её уволили с официальной работы, посмотрев её страницу в ВК. Ира очень любит Беларусь, её никогда не оставляло равнодушной то, что происходило вокруг, и она всеми доступными способами пыталась это менять.

— Как Вы думаете, можно ли было бы как-то изменить эту ситуацию, оглянувшись назад?

Может быть если бы она осталась в Киеве. Из соображений безопасности ещё до августа она уехала в Украину, где у неё друзья. А потом вдруг решила вернуться, потому что очень тосковала по сыну, да и по Родине тоже.

— Вы пытались её отговорить?

Её все отговаривали. Я планировал закончить дела и съездить с Германом к ней. Но решение разных вопросов немного затянулось. Да и разве остановишь маму, которая рвётся к своему ребенку. Она говорила, что устала бояться и ничего плохого не сделала.

— Какие у Вас дальнейшие планы?

Бороться за Иру, растить сына и ждать мою любимую жену домой!

— Осталась ли у Вас какая-то надежда?

Рассчитывать на справедливость суда не приходится, но мы верим в то, что политическая ситуация в стране изменится, и наша семья сможет объединиться

Мы будем продолжать следить за судьбой Ирины Счастной. От всей нашей редакции мы желаем скорейшего возвращения мамы и любимой жены домой. Добро обязательно победит зло!