На протяжении многих веков те, кто имел хоть немного власти и влияния, старались «возвыситься над толпой». Древнеримские кесари казнили простолюдинов просто за неуважительное высказывание в свой адрес или критику своих действий. Феодальные князьки запрещали «своим» людям под угрозой различных наказаний «неуважительно» высказываться о них. Тем же грешили и русские цари с боярами, вырезавшие языки тем, кто смел нелестно высказываться о них либо об их поступках.

К сожалению, этот рабский пережиток, атавизм неразвитого социального общества, существует и в наши дни. В Уголовном кодексе Республики Беларусь существуют статьи «Оскорбление президента» и «Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных обязанностей» (ст. ст. 368 и 369 УК РБ соответственно – Прим. Ред.).

Жертвой этих притянутых и незаконных обвинений уже второй раз становится Александр Бычковский, простой гражданин из города Ельска Гомельской области. Ранее «Наш Дом» уже беседовал с Александром, это было тогда, когда его привлекли к ответственности за «оскорбительный» комментарий в Интернете в первый раз.

Видимо, сотрудники органов «правопорядка» совсем, что называется, пошли вразнос, и решили навесить человеку с твердой политической позицией еще одно обвинение, поскольку в прошлый раз Александр под влиянием уговоров имел неосторожность признать «вину».

21 апреля 2021 года суд признал Александра Бычковского виновным по ст. 369 УК РБ и назначил ему наказание в виде 1,5 лет «химии» с направлением в учреждение для отбывания наказания. Также суд обязал Александра выплатить 1500 рублей «моральной компенсации» «оскорбленному». А изначально тот требовал 4000.

Вскоре Александр узнал, что на него заведено еще одно, аналогичное уголовное дело.

23 июня 2021 года апелляционный суд второй инстанции в очередной раз оставил этот трагикомичный приговор без изменений. Мы решили снова побеседовать с Александром Бычковским, попросив его прокомментировать новые незаконные обвинения.

— В чем Вас обвиняют на этот раз? История повторилась?

Что-то вроде того, что было по первому делу. Якобы я оскорбил одного из сотрудников системы в Интернете. «Оскорбительный» комментарий.

— А Вы сами помните, что именно и когда Вы писали?

Честно сказать, не помню. По документам следствия — в конце августа 2020 года через социальную сеть «Одноклассники».

— 23 июня суд оставил Ваш первый приговор без изменений. Будете бороться дальше?

Апелляцию в Верховный суд можно будет подать уже только из мест заключения. Но в любом случае после апелляционного определения приговор вступает в силу только через десять дней. 

— Сумму гражданского иска тоже не удалось уменьшить?

Да, сумму гражданского иска апелляционный суд также оставил без изменений. Полторы тысячи рублей. 

— Скажите, а с чего началось это второе уголовное преследование?

Мне позвонил участковый и сказал, что со мной хочет поговорить начальник милиции. Я без задней мысли поехал на эту встречу — и меня задержали. Задержали на 72 часа, но отпустили через два дня и две ночи. Когда меня отпустили, на меня уже был заведено еще одно уголовное дело. Пока что меня допросили только один раз в ИВС, в присутствии адвоката. Моё второе уголовное дело находится в стадии следствия. Его ведёт майор Александр Семененко. 

— Как с Вами обращались в то время, пока Вы находились под стражей?

Побывав в ИВС, я почувствовал особое к себе отношение. Примерно так относятся к маньякам. Это напомнило мне обстановку в печально известной российской тюрьме для пожизненно заключенных «Черный дельфин».

По территории ИВС я перемещался с закованными в наручники сзади руками. После отбоя не выключали свет, не давали спать, будили «для проверки». Не били, но морально издевались. Может быть, не били потому, что я местный и многих из них знаю. Мне кажется, они издевались надо мной потому, что я не сознался в данном «преступлении».  Передачи в ИВС для таких, как я, также были запрещены. Сын приносил мне воду и еду, но передачу у него не приняли.

— Вы верите, что все ужасы, которые нас постигли, закончатся и Беларусь будет свободной?

Надежда умирает последней. Очень хочется в это верить. У нас, на периферии, в основном живут люди, которые «плывут по течению». Отношение к жизни такое: «У меня есть чарка и шкварка, меня всё устраивает». Люди пока не столкнулись с ситуацией, с которой столкнулся я. Может быть, я тоже раньше был такой, но в душе всегда осознавал, что так быть не должно. 

— А что нужно беларусам для победы?

В первую очередь, объединиться. У меня в душе, конечно, много негатива, но разумом я осознаю, что Беларуси нужен только мирный протест, без насилия. Не хочется, чтобы по улицам ходили люди с оружием и ездили БТРы.

Не хочется, чтобы люди стреляли друг в друга. Война — это страх, грязь и кровь.

Очень много говорят про санкции и экономическое давление. Когда у человека ничего не будет в холодильнике, он начнёт думать. Я помню девяностые годы, когда всё было по талонам. И народ поднимался. Вспоминается старая притча о прутьях из веника, которые легко ломаются поодиночке. В одиночку бороться с этой системой нереально. 

— «Наш Дом» продолжает сейчас помогать Вам?

После первого обвинения я обратился в вашу организацию, и «Наш Дом» очень здорово мне помог! Сейчас я снова заполнил форму. Уверен, что мне помогут. 

— Как бы Вы оценили нынешнюю ситуацию в Беларуси?

Такого не должно быть. Это даже не бандитские 90-е. У меня это просто в голове не укладывается. Нужна массовая забастовка и давление санкциями. За нас самих никто нашего счастья не построит.

МЦГИ «Наш Дом» обязательно продолжит следить за ходом политически мотивированных и незаконных дел в отношении Александра Бычковского, а также продолжит всячески его поддерживать. Мы осуждаем уголовное преследование граждан за комментарии и выступаем против цензуры в сети Интернет.

А сами по себе уголовные статьи, такие как «Оскорбление сотрудника при исполнении» или «Оскорбление президента» вообще противоречат не только Конституции, но и здравому смыслу.

Ведь и президент, и сотрудник, по сути – такие же граждане Республики Беларусь, как и мы с вами.  Выделение кого-либо в отдельную группу или касту с «особыми» правами автоматически подразумевает то, что они находятся «выше» остальных. Существует статья 9.3 КоАП РБ («Оскорбление» — Прим. Ред.). По закону она и только она должна применяться к гражданам, если оскорбление действительно было и, если от оскорбленного поступило соответствующее заявление в органы правопорядка.

А ведь на самом деле — оскорбить нельзя. Можно только оскорбиться.

Документы и фото предоставлены героем интервью.