Сегодня нашим собеседником стал Александр Бычковский. Он стал жертвой репрессий и фигурантом уголовного дела за то, что высказывал свое мнение в сети Интернет. Ему был вынесен неоправданно суровый приговор, который он пытается оспорить. МЦГИ «Наш Дом» помогает Александру в оспаривании приговора.

Мы побеседовали с Александром о том, к чему может привести «сотрудничество со следствием», какие аппетиты у «униженных и оскорбленных» силовиков и как выживают люди в малых городах Беларуси.

«Я обыкновенный среднестатистический беларус. Учился, работал, служил в армии.
33 года проработал в сфере газового хозяйства водителем аварийной службы, пока меня не уволили.Моя жена на пенсии, дети уже взрослые. Внучке недавно исполнилось шесть лет».

— Расскажите, с чего все началось?

В октябре 2020 года мне позвонил участковый, сказал, что со мной хотят побеседовать сотрудники Службы Собственной Безопасности МВД (почему именно они, я не знаю, в МВД я никогда не служил). Меня привезли в местное отделение милиции и начали опрашивать в качестве подозреваемого по ст. 369 УК РБ (Оскорбление представителя власти – Прим. Ред.). Якобы я оскорбил Жилинского Евгения, начальника Дзержинского РОВД, оставив комментарий в социальной сети «Одноклассники».

Подполковник Ханеня, который меня опрашивал, завоевал мое доверие. Он говорил, что мое преступление не является социально опасным и, скорее всего, будет наказание в виде штрафа. Я шел на сотрудничество со следствием. У меня забрали телефон в качестве вещдока, при этом никаких документов не дали.

В январе 2021 года ко мне приехал участковый и сообщил, что против меня возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 369 УК РБ. Дальше началось следствие, в Следственном Комитете мне тоже говорили, чтобы я «не боялся и успокоился», дескать, будет штраф.

Вину свою я полностью признал, а о том комментарии даже успел забыть. Я уже не молодой человек, на тот момент мне было 55 лет. Написал этот комментарий на эмоциях после событий в августе 2020 года.

— Сотрудники органов как-то нарушали Ваши права?

В МВД меня «настойчиво попросили» записать видеообращение, на котором я извиняюсь и раскаиваюсь. Дали бумажку с текстом, я его прочел. Сотрудники записали это на мобильный телефон, с десятого раза у них получилось. Потом эту видеозапись показали на областном телевидении, а также на центральном.

— Как это все отразилось на Вашей жизни?

Все время следствия у меня были проблемы со здоровьем: плохо спал, потерял аппетит, постоянно принимал лекарства. С работы меня уволили, это произошло после трансляции видеозаписи, где я извиняюсь по телевидению. Меня вызвал начальник и предложил выбор: либо на работе мне «не будет жизни», либо заявление от меня «по соглашению сторон». Как я понял, на него давили сверху и тоже поставили перед выбором: либо он, либо я. В целом это человек не плохой. В итоге я написал заявление и остался без работы.

— Как проходил суд над Вами?

На суде «потерпевший» лично не присутствовал, зато он заявил гражданский иск на сумму 4000 бел. руб. Адвокат просил снизить сумму иска хотя бы до 500 рублей, поскольку на тот момент я был уже безработным. Также адвокат просил назначить мне наказание в виде исправительных работ.

Прокурор же просил для меня 1,5 года «химии» с направлением в учреждение и 2000 компенсации «потерпевшему». В итоге суд и вынес такое решение 21 апреля 2021 года.

 

После этого ко мне снова приезжал участковый и сказал, что на меня открыто еще одно дело по такой же, 369 статье. Якобы я оскорбил какого-то прапорщика внутренней службы из Минска в интернете. Я сказал, что ничего подобного не писал. Даже мои близкие пока не знают об этом. Не знаю, чем это кончится.

— Вы подавали апелляцию по данному решению?

Да, подавал 26 апреля в суд Ельска, он же, в свою очередь, будет пересылать в областной суд Гомеля. Дата рассмотрения мне пока неизвестна.

— Вы из маленького областного города. Расскажите, как жители Ельска ощущали на себе «стабильность» последние 26 лет?

Закрылись многие предприятия (например, молокозавод и завод ЖБИ), в городе нет рабочих мест. Рядом с нами Мозырский НПЗ, но устроиться туда нереально. Молодежи отсюда некуда деться и нечем здесь заняться. С жильем тоже проблемы. Строят социальное жилье, а заселяют туда неизвестно кого. Не хочу оскорбить никакую национальность, но туда заселяют цыган, и через год в новые и красивые дома просто невозможно зайти.

Цены в местных магазинах постоянно растут, чтобы что-то выгодно купить, мы вынуждены ехать в супермаркет г. Мозыря. У нас маленький городок — это фактически большая деревня. Сестра моей жены работает дояркой, ей выделили домик в агрогородке. Выкупить его просто нереально, цена выкупа – около 400000 бел. руб.! По моему мнению, так относиться к малым городам и к агрогородкам нельзя.

Нам положили асфальт на центральных улицах и поставили заборы тогда, когда приезжал Лукашенко. Как всегда, как везде. А на окраинных улицах асфальта как не было, так и нет. Качество воды у нас тоже оставляет желать лучшего.

Я прожил уже больше полвека и мне очень жалко детей. Как жить там, где жить невозможно? Невозможно заработать ни умом и талантом, ни руками. Мы не живем здесь, мы выживаем. Больше всего душа болит за то, что людей за людей не считают. «Я – начальник, ты – дурак», вот такое отношение.

У нас «всем миром» собирали деньги на детскую площадку. Что получилось – это просто «тихий ужас». Моя внучка каталась с детской горки, а внизу лежал кусок бетона, о который она ударилась копчиком. Больше на эту площадку мы не пойдем.

В нашей гостинице горячая вода в одном номере, и то бойлер электрический стоит. В средневековье гостиницы, наверное, лучше были. В медицине машины не меняются более 10 лет. А ведь от этого зависят наши жизни и здоровье. У нас лучше начальнику новую машину дадут. Был «Volkswagen Polo», стал «Geely». Как сказал Генри Форд: «Лучший автомобиль – это новый автомобиль». Город медленно, но верно, затухает, гибнет…

— Вам как-то помогли люди или организации во время всех этих неприятностей?

Как говорится, утопающий хватается и за соломинку. Я нашел в интернете и написал Ольге Карач. Это грамотный политик и красивая женщина. Она связала меня с одной из правозащитных организаций. Сейчас эта организация и «Наш Дом» помогают мне.

— Справедливо ли то, что с Вами произошло? Справедливо ли то, что сейчас происходит в Беларуси?

Что касается лично меня, то, конечно же, несправедливо, хоть я и сознался в «преступлении». У меня в голове не укладывается, как можно поступать с людьми столь жестоко. К тому, что власть сейчас творит в стране, я отношусь отрицательно. Можно привести в сравнения 1937 год, разгул бандитизма в 90-х и Северную Корею. Моя субъективная точка зрения: так быть не должно. Не помню даже, чтобы бандиты в 90-х так себя вели. В том, что происходит сейчас в нашей стране, напрочь отсутствует логика.

В этой истории показательно все. И гражданский иск «оскорбленного», и лишение заслуженного человека работы перед самой пенсией, и последствия «сотрудничества со следствием».

 

О последнем хотелось бы сказать нашим читателям чуть более подробно. Никогда не идите ни на какое «сотрудничество». Особенно это касается «преступлений» в сети Интернет. Если Вас задержали, не говорите ничего и требуйте адвоката, которому Вы доверяете. Если Вас пытаются в чем-то обвинить, пусть попробуют это аргументированно доказать без Вашей помощи.

МЦГИ «Наш Дом» продолжит следить за событиями этого политического дела и оказывать всевозможную помощь Александру и его семье. Будучи в оккупации, мы только вместе сможем выстоять и только сообща сможем помочь друг другу! Желаем всем не оставаться безучастными и беречь себя в столь непростое для Родины время.

Фотографии и документы предоставлены героем интервью.