Лукашенковская репрессивная машина продолжает калечить и ломать судьбы наших детей. 17-летнего Виталия Прохорова из Жлобина 8 февраля осудили на 2 года лишения свободы в воспитательной колонии. Парень будто бы бросил камень в автозак, хотя ни одного доказательства этому нет – лишь фото в Instagram, где он похвастался, что ударил машину силовиков. Олеся Прохорова, мама несовершеннолетнего заключённого, согласилась рассказать нам его историю.

— Олеся, расскажите о своём сыне. Какой он, чем увлекается. Привлекался ли ранее к уголовной или административной ответственности?

Виталик по своей природе любознательный активный ребёнок. К уголовному наказанию ранее не привлекался. Он увлекается трюковыми самокатами, отработкой трюков на велосипедах bmx.

Сын учился в Славгородском профессиональном лицее на последнем курсе, также весной должен сдавать на права категории В, С. Директор лицея отнёсся с пониманием к тому, что случилось.

Летом ежедневно подростки собирались на площадке возле ДК металлургов для отработки трюков на BMX, скейтах, самокатах. По случайности это же место стало проведением митингов. Детям было любопытно, что там происходит.

— Что случилось в Вашей семье?

 Моего сына задержали 11 августа, когда он возвращался домой со спортплощадки возле Дворца культуры металлургов. Здесь катаются на велосипедах, самокатах, трюки учатся делать. Виталий вечером шел домой один. Мимо него проезжал белый бус, остановился, из него выбежали люди в балаклавах. Его повалили, избили, привезли в участок, отвели в какой-то подвал, привязали к стулу. Два часа издевались над ним. Учили его жить, оскорбляли, говорили, что посадят. Привязанный, он получил кулаком в глаз. Вся спина у него была в следах от дубинок, ноги в ранах, подбитый глаз, шишки на голове, гематомы по всему телу. Он хромает на  обе ноги.

— Вам сразу сообщили о задержании сына?

Нам позвонили только спустя два часа после задержания. Хотя сын им говорил, что он несовершеннолетний.

Я в этот момент была на отдыхе, забирал из милиции его отчим, с которым в отделении отказались беседовать. Сказали спросить у ребенка, за что его задержали. Сами были в масках – кого-то опознать не представляется возможным.

— Как происходило задержание?

При задержании не были переписаны личные вещи, пропал чехол от телефона и панама. Видеофайлы с телефона ребёнка были скачаны на компьютер РОВД и удалены. На сына составили протокол за участие в несанкционированном мероприятии. Впоследствии это рассматривали на комиссии по делам несовершеннолетних, и ему дали штраф по статье 23.34КоАП.

В его телефоне нашли видео, которое он записал накануне задержания. На нем силовики стреляют в людей резиновыми пулями. В тот день он звонил отчиму, просил забрать, говорил,что ему страшно.

Следы от побоев оформили у следователей, съездили на место задержания, прошли медэкспертизу. В Жлобине по поводу избитых детей нам отозвалось пять человек. Самому младшему всего 12 лет.

—  Считаете ли Вы приговор справедливым?

К сожалению, в стране презумпция невиновности не действует. Поэтому даже при отсутствии улик и прямых доказательств, ребёнка приговорили к 2 годам колонии. Статья 364 УК просто надумана. Никто не пострадал в тот день, но командир Блоха признан пострадавшим, потому что испугался за свою жизнь. Не пора ли ставить вопрос о пригодности таких командиров к службе, которые боятся детей?

Ни один солдат его не описал в своих показаниях, Блоха его тоже не узнал, при том что у ребёнка рост без малого 2 метра, его сложно не заметить в толпе. Адвокат у нас был отличный, после его речи всему было залу понятно, что Виталик ни в чем невиновен, но судья Ирина Прадун посчитала иначе.

—  Есть ли у Вас надежда на изменение приговора?

Уголовное дело по избиению Виталика в данный момент закрыто. А за якобы камень ему дали 2 года колонии по статьям 342.1 (Организация и подготовка действий, грубо нарушающихобщественный порядок, либо активное участие в них) и 364 УК (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел).

При том, что никто не пострадал, а за автозак погасили ущерб другие ребята до суда, потерпевшим посчитали командира Блоху, так как со стороны толпы была угроза применения насилия. Приговор можно обсуждать долго, потому что в нем большая часть – домыслы прокурора, без доказательств. Показания свидетелей отличаются от того, что они говорили на суде. Надежды на изменения приговора нет до тех пор, пока не сменится эта власть.

—  Как сейчас чувствует себя Ваш сын в заключении?

 Жалуется на то, что письма практически не доходят. Я вчера по этому поводу написала жалобу в прокуратуру. Сейчас он возмужал, стал более взрослым. Много читает.

—  Получали ли Вы поддержку и солидарность от каких-нибудь организаций, фондов или простых беларусов?

Да, конечно. Например, волонтеры инициативы «Наш Дом» сейчас помогают передачами для сына и заключённых, которые находятся в СИЗО Гомеля (и  не только). Никогда не отказывают. Сами нас нашли. За что им спасибо.

— Как Вы оцениваете обстановку в стране сегодня?

Я вне политики и не разбираюсь, но я делаю все, что от меня зависит, чтобы освободить сына!

— Хотели бы Вы сказать что-то матерям, дети которых так же, как и Ваш сын находятся сейчас в заключении?

 Единственное от чего предостерегаю, – чтобы не ходили на апелляцию. Ребёнка они там не увидят, но это очень огромный стресс. Дают на минуту надежду и сразу ее забирают.

Чем можно утешить истерзанное болью и страхом за своё дитя сердце Матери? Как облегчить его боль? Мы все очень надеемся, что своё 18-летие Виталий будет праздновать уже дома, в кругу семьи и друзей! А потом махнёт со скейтом в Барселону, о которой он так мечтал…