Инну Зайцеву можно назвать одной из знаменитостей беларусского протеста. Девушка смело разгуливала по улицам Минска в свадебном платье с красной полосой, а 1 ноября приехала поддерживать рабочих «Гродно Азот», где и была задержана. В декабре Инна с двумя детьми уехала в Киев. Мы связались с ней и поговорили о жизни до выборов, истории образа «БЧБ-невесты» и о борьбе с режимом за пределами Беларуси.

– Инна, вы стали известной уже после выборов президента. А какой была ваша жизнь до этого?

– Мы жили с мужем Андреем и двумя детьми в поселке Сокол. Муж работал, я была в декретном отпуске, занималась домом и вела столярный блог в Instagram – делала разные изделия из дерева. Политикой совершенно не интересовались. А когда узнали, что в президенты собирается идти Виктор Бабарико, начали следить за новостями. Очень привлекла идея, что нашей страной может управлять образованный человек. Но подпись за него я не поставила – постоянно находилась дома с детьми. У себя в поселке записалась в независимые наблюдатели и была единственной на участке. Слышала, что другие независимые наблюдатели сталкивались с хамством и неуважением комиссии – у нас такого не было, потому что Сокол – поселок маленький, все друг друга знают. Тем не менее, на подсчет голосов меня не пустили, но у нас все равно победила Светлана Тихановская.

– Когда вы впервые вышли на акцию протеста?

– Первый раз оказалась на акции вечером 10 августа. Мы были в районе станции метро «Пушкинская» – там собралось около 10 тысяч человек. Но лично у меня тогда не возникло ощущения, что людей много, что мы едины. Возле метро встретила обычных парней, которых по государственному телевидению выставляли маргиналами и бандитами. Мы с ними немного поговорили. Поразили слова одного из них в ответ на мою жалобу про то, что мало людей. Он сказал: «Пойми, такого в Беларуси не было никогда. У людей произошел перелом сознания. Пусть сейчас протесты задушат, но они все равно продолжатся». В тот вечер около кинотеатра «Аврора» мы увидели, что силовики забрасывают людей светошумовыми гранатами. Тогда не понимала, как можно так поступать с мирными протестующими. На следующий день город был пустой – и пришло чувство опустошения, испуга, что протест закончился. Но на воскресный марш через несколько дней вышли сотни тысяч. И теперь, когда возникают пессимистичные мысли, всегда вспоминаю слова того парня у метро «Пушкинская».

– А на какой из акций вы впервые примерили образ БЧБ-невесты?

– Это было 6 сентября. Причем я думала, что это очевидная идея, настолько простая, что я наверняка буду тысячной невестой на марше. Достала свое свадебное платье, нашла дома баллончик красной краски, попросила мужа нарисовать красную полосу. Это произвело настоящий вау-эффект. Люди начали подходить, фотографироваться, осыпали комплиментами, оценивали идею. Поняла, что в таком образе звучу громко. Благодаря этому появилось множество знакомых: на столярный блог подписались новые люди, поддерживающие протест, – около 5 тысяч. Теперь в плане знакомств в Беларуси чувствую себя очень уверенно.

– Несмотря на ваш яркий образ, вас задержали только 1 ноября в Гродно. Какое отношение было к вам в СИЗО?

– Силовики были собой довольны – они поймали опасного преступника. В РОВД на меня приходили смотреть милиционеры, сотрудники ИВС тоже мной интересовались. Отношение было неплохим, попались порядочные люди. С удивлением поняла, что среди обычных милиционеров очень много тех, кто поддерживает протесты. А вот высокие начальники ведут себя отвратительно. На бытовые неудобства – отсутствие воды из-за аварии и еды в первый день пребывания в СИЗО – внимания не обращала. Самое обидное – у меня обманом забрали платье и не вернули. После трехдневного пребывания там меня выпустили, на выходе дала интервью. Соседям в поселке, кстати, оно очень понравилось.

– После выборов многие дворы, населенные пункты сплотились и проводят разные активности: от ярмарок и соревнований до акций протеста. Как с этим обстояли дела в Соколе?

– У нас очень сильное сообщество неравнодушных людей. Начинали с вечеринок и чаепитий, затем сняли видеоролик: ОМОНовцы (их роли играли переодетые жители Сокола) увидели в лесу девушку в белом свадебном платье с красной полосой, напали на нее, а парень ее спас, посадил на плот, а сам стал жертвой избиений. Мы собирали передачи нашим задержанным соседям, нанимали адвокатов, ездили встречать с суток, помогали с транспортном. Все очень стали очень сплоченными. Даже жалко было уезжать.

– А как вы поняли, что безопаснее будет за границей?

– После моего задержания нам домой несколько раз звонили из РОВД, говорили, что мы доходились, что нас посадят, а детей отберут. Мы поняли, что у них цель – остановить нас. В декабре нас вызвали в милицию за бело-красно-белый флаг на доме – поехали вдвоем, без телефонов, с вещами. Заместитель начальника, узнав, что у нас дома дети, сказал, что муж поедет на Окрестина, а я могу быть свободна. 11 декабря мужу дали 13 суток. Родители, друзья и активисты начали говорить, что мне нужно срочно выехать, папа и вовсе настаивал на выезде уже пару месяцев. Мне же казалось, что я придумала себе опасность, а на самом деле ее нет. Но решила послушаться и 18 декабря уехала в Киев вместе с детьми. С жильем на первое время помогли друзья, затем уже сами нашли квартиру – хозяйке сразу сказали, что мы из Беларуси, протестующие, и она легко нам сдала жилье. Сына-третьеклассника удалось устроить в школу без справок. Нам везде идут навстречу и стараются помочь.

– Какова сумма ваших штрафов за участие в акциях протеста в Беларуси?

– У меня за плечами – 5 судов, 9 протоколов и 5675 рублей штрафов. Половину этой суммы пообещал погасить BY_Help, а половину – «Наш Дом». Я очень благодарна этим инициативам за помощь, за то, что согласились оплатить штрафы.

– Чем занимаетесь в Киеве сейчас?

– Здесь много активных беларусов и можно легально выходить на акции протеста – достаточно только уведомить городские власти. У меня с собой есть еще одно белое платье с красной полосой, поэтому по-прежнему выхожу на акции в образе БЧБ-невесты. А еще поддерживаем земляков, которые тоже вынуждены были сбежать из страны. В гости приезжает муж – после нашего отъезда из Минска перестал беспокоиться за нас. Дети переживали переезд очень сложно, были истерики, капризы, но сейчас в Киеве им нравится куда больше – город намного интереснее Минска для них. Рядом с домом есть большие горки, они любят проводить время там. Но все равно, мы очень хотим домой.

Фото: Егор Войнов, часть фото предоставлены героиней интервью.