МОНИТОРИНГ
Международного центра гражданских инициатив «Наш Дом»

Условий содержания в местах лишения свободы несовершеннолетних заключенных, осужденных на длительные сроки лишения свободы по «наркотической» статье 328 Уголовного Кодекса Республики Беларусь.

Статус «злостника»

Данный мониторинг посвящен теме «злостников» в белорусских тюрьмах. «Злостники» — это заключенные, которые получили «злостное нарушение тюремного распорядка», как правило, два и более раза. Как получают статус «злостника», как этот статус влияет на жизнь заключенного в тюрьме и почему статус «злостника» — это вопиющее нарушение прав человека в тюрьме? Данный мониторинг был подготовлен на базе информации, собранной в опросах и интервью 36 матерей несовершеннолетних заключенных-328. Все опросы проводились индивидуально, но в мониторинге указана информация, которую подтвердило абсолютное большинство матерей несовершеннолетних заключенных.

Статус «злостника» имеет большие последствия для заключенного. Например, «злостники» не попадают под амнистию, что массово случилось в этом году, когда, узнав про будущую амнистию, тюремные администрации стали массово присваивать статус «злостника» за любые мелкие провинности, а часто даже и без них. В результате под амнистию-2019 не попали многие несовершеннолетние-328.

«Злостники» также не имеют права на условно-досрочное освобождение. Существует процедура условно-досрочного освобождения за хорошее поведение после того, как заключенный отбыл треть срока в тюрьме. «Злостники» такого права лишены и вынуждены отбывать свой срок в тюрьме полностью.

Но есть и другие последствия в статусе «злостника». Тюремная администрация может лишить «злостника» свиданий с родными, лишить посылок и даже посадить в ШИЗО (карцер) на довольно длительный срок.

Глава 1. Как и зачем несовершеннолетние заключенные становятся злостными нарушителями в колониях.

Человек может быть арестован за преступление в несовершеннолетнем возрасте (от 14 лет). Чаще попадаются подростки 16-17 лет, большинство из них арестовано по статье 328 Уголовного Кодекса Беларуси. Как правило, при задержании их помещают в следственный изолятор (далее СИЗО), и содержат там до суда. Это заключение может длиться достаточно долго, в среднем находятся в СИЗО более 6 месяцев. Есть случаи, когда несовершеннолетние содержались в СИЗО по 10-11 месяцев, и даже около двух лет.

На момент суда и вынесения приговора обвиняемому уже может исполниться 18 лет, в таком случае его сразу отправляют на взрослую исправительную колонию (далее ИК). Если на момент приговора он остался несовершеннолетним, то его отправляют в детскую воспитательную колонию (далее ВК), где он будет находиться до 21 года. Детская воспитательная колония – это Бобруйская воспитательная колония для несовершеннолетних №2. Иногда в детской воспитательной колонии тюремная администрация делает исключение и держит там молодого осужденного до 23 лет.

Когда несовершеннолетний попадает в детскую ВК, и имеет большой срок (8-12 лет) по приговору, а это, как правило, ст.328 УК РБ («наркотическая» статья), на месте его знакомят с внутренними правилами поведения в данном учреждении по Уставу. Кроме этого, к сожалению, существуют внутренние, неуставные (криминальные) правила, которые хорошо известны как осуждённым-детям, так и всем сотрудникам колонии. Мало того, эти криминальные правила поощряются сотрудниками колонии для контроля над несовершеннолетними заключенными.

Несовершеннолетнему заключенному доводят до сведения, что с таким большим сроком в 8-12 лет ему в «детской» ВК до конца срока отбыть не получится, поэтому по достижении возраста совершеннолетия (18 лет) нужно перейти во «взрослую», обычную тюрьму. Причем рекомендуется переходить во взрослую ИК самому, администрация переводить во «взрослую» колонию не хочет. А чтобы это осуществить, есть только один способ – с помощью зафиксированных в личном деле «злостных» нарушений. То есть, заключенному нужно совершить, как минимум, 2 нарушения, после чего происходит «местный» «суд» внутри колонии, и осужденному меняется та часть приговора, где содержится место отбывания наказания: в ней дается формулировка про отбывание срока во взрослой колонии (ИК) по причине плохого поведения.

Дети иногда просят воспитателей колонии для несовершеннолетних поставить им нарушение, чтобы их перевели во «взрослую» ИК.

Почему они сами просятся любой ценой во взрослую колонию? В колонии для несовершеннолетних слишком жестокая тюремная (криминальная) культура, которая, повторим, активно поощряется тюремной администрацией. Приведем примеры криминальных правил в колонии для несовершеннолетних. Например, если мать несовершеннолетнего приедет на свидание в красном свитере или красном платье, то несовершеннолетний откажется к ней выйти. Слишком высоки риски, что его изобьют или даже могут изнасиловать другие несовершеннолетние за то, что общался с человеком в красной одежде. За кражу сигарет, например, или за подозрение в краже, в колонии для несовершеннолетних другие несовершеннолетние могут забить до смерти мисками для еды, если тюремная администрация не вмешается. Кроме этого, в детской колонии у осуждённых практически нет свободного времени, а нормы и стандарты по труду могут (и часто бывают) выше, чем во взрослой.

Во взрослой колонии тоже существуют свои криминальные законы (но они мягче), и осуждённый-«малолетка», который не смог уйти сам из детской колонии, а досидел до положенных 21-23 лет, не приветствуется взрослыми заключенными. Он будет изгоем, с ним будут плохо и неуважительно обращаться, считать «активистом» («стукачом», сотрудничающим с тюремной администрацией).

Соответственно, в эти жесткие рамки попадают несовершеннолетние, впервые осужденные и попавшие в криминальную среду, они вынуждены перенимать негативный криминальный опыт и подчиняться криминальным законам, чтобы в прямом смысле выжить, не быть избитыми и не иметь рисков изнасилования.

Как правило, уже попав на взрослую ИК, несовершеннолетние на момент заключения получают нарушения по одной из причин:

  • Несоблюдение формы одежды (не застегнута пуговица, развязан шнурок на обуви, помята роба).
  • Внешний вид не по уставу (не гладко выбрит, тюремной администрации не нравится, как подстрижен).
  • Не успел выполнить норму на работе. При этом часто выполнить норму невозможно – нет материала для работы.
  • В тумбочке беспорядок личных вещей (это делается специально, работник колонии, когда хочет поставить нарушение заключенному, переворачивает все его вещи и делает ему взыскание за несоблюдение порядка в личных вещах).
  • Не по Уставу ответил или обратился к работникам колонии (т.е. в нарушении пишут, что заключенный повысил интонацию в голосе, хотя это и не так, но доказать обратное невозможно)
  • Курение в неположенном месте. Иногда это приравнивается к тому, что курящий находился в шаге от места курения, не смог быть именно за «чертой» места курения, потому что это слишком маленькое место и он физически там не может находиться, чтобы не растолкать других людей.
  • Сон в дневное время. Осуждённый может прилечь из-за плохого самочувствия.
  • Отказ идти в столовую из-за плохого самочувствия.
  • Если заключенный находился без подписанного заявления за пределами своего сектора.
  • Если кровать заправлена не идеально гладко, не с тем уклоном лежит подушка.
  • Заключенный не пошел на общественные мероприятия (профилактические лекции, клуб).

Это примеры самых массовых нарушений, за которые на заключенных накладываются взыскания (особенно предвзятое отношение к заключённым по ст.328 УК РБ).

После получения 3 таких взысканий, заключенному присваивается статус «злостного» нарушителя. И соответственно, он не попадает под амнистию и под УДО (условно-досрочное освобождение), или замену режима. Также, после 3 взысканий, заключенного, еще помимо статуса «злостника», лишают либо продуктовой передачи, либо длительного свидания, которые и так бывают редко.

Cнимается этот статус только через 1 год от даты последнего нарушения и только в том случае, если заключенный в течение этого года не получил новые взыскания. Сделать это практически невозможно, т.к. за целый год им специально поставят хоть одно замечание, чтобы искусственно поддерживать статус «злостника».

Получается, что тюремная администрация такими простыми действиями держит осужденных в заключении до конца срока, получая от них рабский труд и лишая возможности на досрочное освобождение.

Кроме этого, отдельно стоит отметить, что, несмотря на многочисленные запросы родственников заключенных, тюремная администрация отказывается выдать письменный документ, подтверждающий присвоение статуса «злостника» несовершеннолетним заключенным-328, что, на наш взгляд, свидетельствует о том, что тюремная администрация прекрасно отдает себе отчет в том, что статус «злостника» присваивается заключенному-328 незаконно и с многочисленными нарушениями. Отсутствие документации делает невозможным обжалование статуса «злостника» в других инстанциях, и поддерживает порочную практику.

Глава 2. Примеры несовершеннолетних, получивших взыскания.

Заключенный №1 (17 лет на момент задержания)

Январь 2018 г. — 2 нарушения ВК-2 сделаны для перехода на взрослую колонию, как следствие, в том числе, он был лишен продуктовой передачи.

Март-апрель 2018 г. — 1 нарушение – после подъема утром заправлял кровать, зашел работник колонии, всем, кто находился в комнате, вписал нарушения.

Март 2019 г. — 1 нарушение – плохо себя чувствовал, лег на кровать и уснул в дневное время.

Заключенный №2 (17 лет на момент задержания)

Получил в ВК-2 два нарушения специально для перевода в ИК:

1) Февраль 2015 г. – покурил не в зоне для курения.

2) Март 2015 г. – не побрит и не вышел в столовую (на самом деле, у него болел живот и было больно двигаться),

в ИК-15:

1) Октябрь 2017 г. — сделал себе заточку для нарезки продуктов (тюремная администрация не дает возможности нарезать продукты), но в связи с нападением на работника администрации в ИК-17 (контролёра) другим осуждённым (Владиславом Казакевичем) во всех колониях по поводу «заточек» были произведены обыски.

2) Март 2018 г. – дали разрешение на свидание с матерью на март, к этой дате все готовились, мать специально изменила график работы. Но внезапно администрация перенесла свидание на апрель, чем спровоцировала конфликт с заключенным. Осуждённый попытался восстановить справедливость, т.к. матери было проблемно снова менять график и были закуплены продукты для передачи. Он разговаривал на повышенных тонах, что было засчитано как нарушение.

Заключенный №3 (17 лет на момент задержания)

Нарушения в ВК для перевода в ИК:

1) 27.02.2019 – не побрил своевременно лицо;

2) 29.03.2019 – работал без защитных очков;

3) 09.04.2019 – в месте для курения находился без нагрудного значка (нашивки) установленного образца;

Заключенный №4 (17 лет на момент задержания)

Август 2018 г. – не пошёл в столовую, плохо себя чувствовал. Сразу отправили в штрафной изолятор (ШИЗО) на 10 суток.

Май 2019 г. – не пошёл в клуб по причине плохого самочувствия.

Заключенный №5 (17 лет на момент задержания)

Добивался нарушений специально для перевода с ВК на ИК:

Декабрь 2017 г. – хранение вещей, запрещённых к хранению (подробности не известны, взял без разрешения ключ от какого-то помещения) – 7 суток в дисциплинарном изоляторе (ДИЗО), включая новогодние праздники.

Июль 2018 г. – по настоянию оперативника взял на себя вину, что изготовил и хранил игральные карты. Был лишён передачи. Поставлен на профилактический учет, что не даёт ему возможности получать поощрения.

Заключенный №6 (17 лет на момент задержания)

Январь-декабрь 2018 г. – неопрятный внешний вид, несоблюдение команды «отбой». Обращение не по уставу к сотруднику колонии.

Январь-апрель 2019 г. – несоблюдение формы одежды, обращение не по уставу. Курение в неположенном месте.