В МЦГИ «Наш Дом» продолжают обращаться десятки людей, так или иначе пострадавших от нелегитимной власти. Причины и способы репрессий могут быть разными: от увольнения за участие в забастовке до уголовного преследования за пост в социальных сетях.

Сегодня нашей собеседницей стала образцовая гражданка из маленького городка. На нее возбудили уголовное дело, по сути, за то, что она посмела усомниться в сфальсифицированных результатах выборов в своем городе.

Мы обсудили медленное обнищание малых городов Беларуси, стагнацию экономики в нашей стране и то, почему жители приграничных городов едут в Российскую Федерацию за белорусскими продуктами.

*В целях безопасности героини интервью ее имя и некоторые несущественные обстоятельства дела были изменены

«Меня зовут Марина, я живу в маленьком райцентре. По образованию я экономист и педагог. Преподавала в колледже и бизнес-школе. Сейчас работаю в частной фирме бухгалтером. Я замужем, у меня двое взрослых детей. Люблю выращивать растения на своем дачном участке, а также шить одежду и аксессуары собственного дизайна».

— Расскажите, за что Вас подвергли незаконному уголовному преследованию?

Я хочу рассказать свою историю, к сожалению, она одна из десятков тысяч. В августе 2020 года меня впечатлили предвыборные пикеты Светланы Тихановской. Мы с супругом решили проголосовать на выборах за перемены в нашей стране. Я изготовила белые браслеты, и мы с супругом пошли в них на избирательный участок. Там я познакомилась со своими первыми единомышленниками.

То, что случилось потом, 9, 10 и 11 августа я впервые увидела на телеканале «Euro News», поскольку интернет в стране был отключен. Я продолжала следить за новостями и событиями в Telegram-каналах и, конечно, высказывала в них свое мнение. Осуждала насилие со стороны незаконной власти и поддерживала протестное движение за перемены в нашей стране.

В нашем городе проходили протестные марши, в которых я принимала участие, а затем активно обсуждала обстановку в стране в местном Telegram-чате. При этом я не скрывала своих личных данных. Я изготовила бело-красно-белый флаг и повесила его на своем балконе. В чате я познакомилась со многими своими единомышленниками. С ними мы совершали воскресные прогулки в центе города. Мы гуляли, разговаривали, делились новостями и впечатлениями.

Нас все время старались запугать. Направляли милицейские патрули в центр города, автозаки. Милиция начала преследовать нас. Нас снимали на видео, доставляли в отделение. Ко мне приходил участковый и брал объяснение, почему на моем балконе висит флаг. Мы с супругом дали ему однозначный ответ: так мы выражаем свою гражданскую позицию.

Спустя некоторое время меня вызвали в отделение милиции и потребовали объяснить, почему я стояла в центре города с портретом Романа Бондаренко. Они называли это одиночным пикетом. Меня предупредили о том, чтобы в дальнейшем я не совершала «экстремистских действий» и не посещала протестных акций.

После этого я пожаловалась прокурору города на то, что сотрудники милиции снимают меня на видео без моего согласия, выкладывают в сеть ролики с язвительными комментариями в провластные Telegram-каналы, а также называют меня «экстемисткой». Прокуратура не увидела в этом никаких нарушений моих прав и свобод.

В конце декабря 2020 года ко мне домой пришли сотрудники Следственного Комитета с обыском. Они объявили мне, что я подозреваюсь в совершении преступления, предусмотренного ст. 188 УК РБ (Клевета – Прим. Ред.). Якобы я «оклеветала» председателя местного избиркома в публичном Telegram-чате, озвучив свое предположение о его возможном участии в фальсификации результатов выборов. Увидев эту публикацию, она написала заявление в органы.

В процессе обыска у меня изъяли мобильный телефон. После этого я записала публичное видеообращение на YouTube, в котором высказалась против беззакония и репрессий в нашей стране. Вскоре после этого меня арестовали в подъезде моего дома и посадили в следственный изолятор на трое суток.

— Каковы были условия содержания там?

Меня содержали в одиночной не отапливаемой камере. Адвокату запретили приходить ко мне, не принимали передачи от родных.  Я не могла спать и есть от того, что у меня сильно болела голова и было холодно.

Я попросила оказать мне медицинскую помощь и перевести в другую камеру. Вызвали фельдшера и перевели в двухместную, но запретили находиться там в обуви, хотя я ранее просила не оставлять меня босиком, поскольку очень мерзнут ноги. В этой камере со мной сидела женщина, которая делилась продуктами и лекарствами.

— Что было потом?

Потом были допросы по этому уголовному делу о «клевете». Я просила следователя, который вел это дело, не передавать его в суд, мотивируя это тем, что никакого преступления я не совершала и доказательств моей вины нет. В этом меня поддерживал мой адвокат.

В апреле 2021 года надо мной состоялся суд, который назначил мне наказание в виде полутора лет «химии» с направлением в учреждение. Мой телефон конфисковали.

Меня обвиняли в том, что я «подрывала избирательную систему» в Беларуси, «умаляла авторитет государственной власти». Настаивали на том, что меня нужно изолировать от общества.

На суд меня пришли поддержать мои друзья и родные.

— Вы пытались опротестовать это решение суда?

Я подала апелляционную жалобу в областной суд. Ее рассмотрение состоится в июле 2021 года.

 — Марина, ранее Вы рассказывали нам, что работаете бухгалтером на полставки с зарплатой в 300 рублей, да еще и с задержками по выплате. Как Вам удалось выжить в таких условиях?

Выручали различные подряды, которые я брала. В основном это была преподавательская деятельность. Естественно, нашу семью выручали и доходы супруга. Я работала на полставки потому, что фирма совсем небольшая. Она имела все меньше и меньше доходов, дошло до того, что стало нечем платить зарплату сотрудникам. А найти другую работу в нашем городе практически невозможно.

— Можете предположить, с чем связаны падения доходов? Не с последними ли политическими событиями в нашей стране?

Компания занималась продажами брендовых аксессуаров, в последние месяцы спрос на них очень сильно упал.

— Правда ли то, что жители Вашего города порой вынуждены ездить в Российскую Федерацию, чтобы подешевле купить продукты питания?

Да, были такие времена, что белорусские продукты в России стоили намного дешевле, чем в Беларуси. Поэтому люди туда и ездили.

— Как Вы считаете, подобное – случайность, бездарное руководство пищевой и аграрной промышленностью или попросту преступные намерения?

Экономика, придуманная этой властью, некое подобие плановой, абсолютно не оправдала себя. С каждым годом цены росли, а зарплаты – падали. Рынок труда опустел и обесценился, работу в малых городах найти невозможно.
Очень много моих земляков, особенно мужчин, вынуждены ездить на заработки в Россию, чтобы обеспечить свои семьи.

— Допустим, что СССР существовал бы до сих пор. Как Вы считаете, какая экономика была бы лучше для Беларуси: восхваляемая некоторыми личностями плановая или все-таки рыночная?

Рыночная экономика полностью оправдала себя в тех странах, которые полностью ушли от плановой экономики. Плановую экономику невозможно применять даже в такой маленькой стране, как Беларусь.

Разумеется, главный негативный фактор в нашей стране при любом виде экономики на сегодня – это бездарное руководство, которое не смотрит вперед, а топчется на месте.

— В государственных СМИ муссируется тема о признании бело-красно-белого флага запрещенной экстремистской символикой. Фактически это поставит его в один ряд со свастикой. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Разумеется, я против таких «законов». Они исходят не из народа, а от представителей незаконной власти. Они пытаются запретить все то, что ассоциируется с протестным движением, хотят от этого избавиться любым способом. Меня, например, объявили «экстремисткой». У меня в голове не укладывается, как все, что направлено против их беззакония, можно объявлять «терроризмом».

— Расскажите, люди Вам помогли в том момент, когда с Вами случилось несчастье?

Конечно. Мне очень помогли мои друзья и родные, как в моральном, так и в материальном плане.
Во время своей протестной деятельности я познакомилась со многими замечательными людьми, они оказывали мне колоссальную поддержку! Когда я осталась без телефона, мне почти сразу же нашли телефон, до тех пор, пока я не смогла купить себе другой. Меня поддерживали во время заседаний суда, пришли очень многие.

Когда я обратилась в МЦГИ «Наш Дом» в связи с тяжелым материальным положением, мне очень быстро помогли материально. Также со мной беседовал психолог «Нашего Дома», он помог мне восстановиться эмоционально после всего, что со мной произошло. Хочу сказать огромное спасибо всем организаторам и сотрудникам МЦГИ «Наш Дом»!

— Марина, как Вы считаете, что нужно народу Беларуси, чтобы победить неофашизм в своей стране?

В первую очередь, нужно очень сильно верить в то, что в нашей стране обязательно наступят перемены, будут восстановлены права и свободы граждан. Нужно объединяться, проявлять солидарность и поддерживать друг друга. И главное – не бояться этого пресса и репрессий. Каждый должен победить свой страх ради будущего нашей страны.

Преступная власть Беларуси сегодня настолько поверила в свою безнаказанность, что совсем недавно позволила себе совершить международный акт терроризма, воздушного пиратства и захвата заложников. По личному приказу диктатора был насильственно (с заведомо ложным сообщением о минировании самолета и «сопровождением» в виде истребителя МИГ-29) посажен борт ирландской авиакомпании с Романом Протасевичем на борту. Молодой человек взят в заложники, его судьба неизвестна.

Что говорить о таких «мелочах», как судьбы и жизни простых граждан Беларуси, не участвующих в руководстве протестов, а просто выражающих свое мнение…

Марина абсолютно верно сказала о победе над собственным страхом. Безусловно, страшно быть убитым в застенках или посаженным в тюрьму, но еще страшнее обречь своих детей и внуков на унизительное существование и рабский труд на благо диктатора и его потомства. Что бы ни говорили и что бы ни делали преступники, дорвавшиеся до власти, с ними нет и никогда не будет главного союзника всех свободных людей – правды.

Документы предоставлены героиней интервью.