Нашу сегодняшнюю героиню зовут Алеся, она живет в Минске. По национальности она – беларуска, как и ее родители. Многие годы их семья прожила в России, но с началом нулевых все они решили вернуться в Беларусь, на Родину.

Жизнь их складывалась неплохо, можно сказать, очень хорошо, пока нашей героине не пришлось столкнуться с репрессиями за политические взгляды и национальную символику. Все проходило по стандартному сценарию – штрафы, преследования, повестки и суды без участия.

К тому же, ей заинтересовался ОВИР, сейчас она находится под угрозой депортации. Надутые прикорытники будут решать «целесообразность» ее пребывания в Беларуси. Мы не раз замечали, как сильно каратели любят это специфическое словечко. Ведь именно под видом «целесообразности» в 30-е годы ХХ века были расстреляны и посажены на долгие сроки в холод и голод миллионы человек.

Быть может, как раз нецелесообразна и вредна эта прогнившая на всех уровнях система?

*В целях безопасности имя героини изменено.

— Расскажите о бедах, которые на Вас обрушились.

Началось все в октябре месяце 20-го года. В воскресенье ехали с подругой в город на машине, решили, что пришло время достать флаг, радовать окружающих. Стояли на светофоре, когда я повернула голову, то справа увидела подъехавший автомобиль ГАИ. Инспектору, видимо, что-то не понравилось. У нас громко играла музыка, и я не расслышала, что он говорил, но судя по выражению лица, «просил» убрать флаг. Я его убрала, и мы поехали дальше. Нас никто не последовал, остановится не требовал.

Через минут 10 мне позвонили, спросили мой ли автомобиль и я ли за рулём. Я, будучи уверена, что ничего не нарушаю и действую в рамках правого поля, честно призналась, что да, я.

Мне сообщили, что поступило заявление о совершенном мной правонарушении (о каком — не уточнили) и пригласили в понедельник на разбор в ГАИ. Пообещала приехать. И даже честно приехала, но как оказалось, ГАИ уже не работало. Когда на следующий день мне снова позвонили, и сказали явится, я ответила, что в рабочее время с работы меня отпустят только по повестке — высылайте повестку, я приеду.

Повестки я так и не дождалась, зато уже через неделю получила по почте два постановления. Дела рассмотрели без моего присутствия.

По первому постановлению меня обвинили в том, что я осуществила блокирование транспортных коммуникаций, создав препятствие и опасность для дорожного движения иных участников, это ст. 18.1 КоАП РБ. Назначили штраф 10 базовых.

По второму постановлению меня обвинили ещё по трём статьям. Ст. 18.14 ч. 10 КоАП РБ, двигалась без необходимости с малой скоростью, чем создала аварийную обстановку. Предлагается оштрафовать меня на 5 базовых и лишить прав на два года.

Также я нарушила п. 172 ПДД, выразившийся в том, что я подавала сигнал не для предотвращения ДТП. Ну и, собственно, третья статья, из-за которой все и началось: ст. 18.22 ч. 5 КоАП РБ — двигалась с выступающим из оконного проёма флагом, создавая угрозу безопасности дорожного движения.

Оба постановления ещё не вступили в законную силу, все в процессе обжалования. Уже прошло четыре суда, каждый раз дела отправляются на новое расследование.

— Были другие эпизоды преследования?

Да, были. На Пушкинской меня взяли 15 ноября 2020 года, в воскресенье. Шли по улице Притыцкого в направлении метро Пушкинская, на автобусной остановке остановились с друзьями, просто стояли разговаривали, без символики, без лозунгов. Подъехал автозак, с двух сторон окружили всех, кто стоял на остановке, человек 15 — и ровненько упаковали в автозак. Отвезли в РОВД, часа в 2 ночи практически всех отпустили, с протоколами. По содержанию с РОВД плохого ничего не скажу, не считая того, что 50 человек в пандемию утрамбовали в один зал. Но это «мелочи», наверное.

На работе я рассказала, что меня задержали. 20 ноября меня уволили. Официальная причина — сокращение отдела. Но я уверена, что в том числе и за мои взгляды. Поскольку нам в самом начале запретили носить белые браслеты, однако я его снимать не собиралась и не скрывала своего мнения по поводу происходящего.

— Расскажите о Ваших «особых» отношениях с миграционными службами.

В Беларуси я живу с 1999 г. Приехала поступать в институт, так и осталась. Мои родители — беларусы, в свое время уехали на работу в РФ, сейчас уже на пенсии, тоже вернулись на историческую Родину. Вся моя семья сейчас живёт здесь: родители, ребёнок.

После задержания мне на второй день позвонили из ОВИР, пригласили на дачу объяснений. Пришла, рассказала все как было. Меня внимательно выслушали, и сказали, что после вынесения решения по итогу рассмотрения моего задержания будут принимать решение о целесообразности моего пребывания в Республике Беларусь.

Уточнили, есть ли у меня родственники в РФ, жилье, куда я смогу уехать — ответила, что нет, вся семья здесь. На мой вопрос что будет с несовершеннолетним ребёнком, ответили, что ребёнка они же не депортируют. После суда перезвонили, спросили итоги, ответила, что присудили штраф, подаю обжалование. После обжалования снова позвонили, ответила, что подаю дальше жалобу. Сейчас ситуация непонятна, вроде и не вызывают, но понятно, что вопрос «на контроле», вызвать могут в любой момент.

— Какие-либо организации оказали Вам помощь во время этих неприятностей?

Когда начала «развлекаться» с судами и обжалованиями, поняла, что сама финансово не потяну все эти тяжбы. Подруга посоветовала обратиться в «Наш Дом», ей помогли. Откликнулись практически сразу, компенсировали все пошлины за подачу в суд, услуги адвоката. Больше ни к кому не обращалась.

— Каково Ваше отношение к политической ситуации в стране?

До этого года всегда была глубоко аполитичным человеком, понимала, что врут со всех сторон, но, как и большинство беларусов, думала: «А что я могу? Да и зачем?» Вроде все неплохо: работа, квартира, машина — сиди и радуйся. За ситуацией в стране следила, но на первый пикет Тихановской в Минске попала абсолютно случайно. И тут что-то изменилось.

Когда видишь лично людей, которые готовы что-то менять к лучшему, встречаешь своих соседей, коллег, которые думают так же, как и ты. Оказывается, что ты не один.

Присутствовала на выборах, видела прозрачные урны с бюллетенями-гармошками, люди массово голосовали в «Голосе». И когда после всего этого нашу директрису школы, так и не вывесившую результаты голосования, увёз автозак, тут что-то «щёлкнуло» окончательно. Как так?! Ну нельзя же так!

Была на Пушкинской 10 августа, когда было полное ощущение сюрреализма всего происходящего. Если бы сама лично не видела, не поверила бы, что в Минске может быть практически война.

Чувство плохого кино. То, что происходило раньше и происходит сейчас, не укладывается в голове здравомыслящего человека. Как живут эти «люди», судьи и иже с ними? Как они спокойно спят? Мне, как человеку, закончившему юрфак БГУ, абсолютно непонятно зачем я туда ходила, и где те самые принципы верховенства закона, о которых нам твердили 5 лет.

МЦГИ «Наш Дом» обязательно продолжит следить за историей нашей героини, всячески ей помогать и поддерживать. Мы уверены, что нам удастся не допустить изгнания из страны честного и порядочного человека. Быстрее (и это будет вполне «целесообразно») сядут в тюрьму и отправятся подметать улицы в оранжевых жилетах те, кто сегодня возомнил себя небожителями с правом решать и ломать судьбы людей.