С августа 2020 года в нашей стране продолжаются массовые акции протеста, затронувшие всю республику. Люди продолжают и будут продолжать выражать свое несогласие с обманом на выборах в августе и последовавшим за этим насилием со стороны бессовестных оборотней в погонах.

Продолжаются и репрессии: каждый день десятки людей привлекают к административной или уголовной ответственности, преступники продолжают насилие и беззаконие.

Нам удалось связаться с одним из людей, который стал фигурантом уголовного дела, просто «попав под горячую руку» особо ретивых приспешников «власти», позорящих звание беларусского милиционера. Мы поговорили о всеобщем воодушевлении и последующем разочаровании, о массовой солидарности, игре в «хорошего и плохого полицейского», а также тюремной камере, которая была полностью набита милицейскими «наседками».

В целях безопасности героя мы не можем назвать его настоящего имени, поскольку уголовное дело пока не закрыто.

Наш герой служил в армии, имеет высшее техническое образование, женат, у него на попечении двое детей, работает в сфере строительства на руководящей должности и ранее не привлекался к уголовной ответственности.

— Расскажите, Вы помните, как проходили выборы?

Для меня лично АГ проиграл президентские выборы уже до того, как они начались.
То, что в стране будут перемены или реформы, лично я понял еще весной 2020 года, когда своими глазами увидел колоссальную поддержку людей, на тот момент еще за 3-х кандидатов в президенты в Республики Беларусь. Люди устраивались по всему городу в очереди, чтоб поставить свою подпись за Бабарико, Тихановского или Цепкало.

Эти очереди людей я видел постоянно по всему Минску в период сбора подписей. Кроме того, чтоб поставить подпись за АГ людей принуждали, угрожали, что не продлят контракт, лишат премии.

Однако действующая власть, вместо того, чтоб выйти на честные выборы в августе и подтвердить свою поддержку населения, сразу показала свою слабость. Начались точечные задержания людей по всей стране, в том числе и Тихановского, потом задержание Бабарико, потом не допуск к выборам Цепкало. Я был на двух митингах Тихановской в Минске, видел собственными глазами десятки тысяч людей, видел в интернете тысячи людей, которые приходили на митинги Тихановской по всей стране, стало понятно – переменам быть, это просто вопрос времени. Общество созрело. 

В день голосования я стал свидетелем огромной явки людей на своем избирательном участке. Люди стояли в очереди. Я видел, как практически все люди и даже пенсионеры, которым 60-70 лет приходили на избирательные участки с белыми лентами на запястьях рук, складывали «гармошки» из бюллетеней для голосования и бросали их в урны. После того, как я проголосовал, я специально несколько часов гулял на детской площадке со своими детьми возле школы, где был избирательный участок, и видел, как шли сотни люди с белыми лентами на запястьях.

Стало понятно – мы победили!

Когда мы пришли к 22:00 на свой избирательный участок, нам объявили, что Тихановская победила с огромным отрывом, и во всем моей районе на всех избирательных участках победила Тихановская. И в тот момент была полная уверенность, что она победила по всей стране. Так как не может быть такого, что Тихановская в Минске набрала около 70% на избирательных участках, а в других участках около 10%. Такой разбежки не может быть!

Кроме того, на тех участках, где проиграла Тихановская, итоговый протокол, как правило, подписал только председатель комиссии, без остальных членов комиссии, а где Тихановская победила – там подписал председатель и все члены комиссии. Этот момент вызывал много вопросов. К сожалению, уже в день голосования уже Ермошина называла предварительные результаты выборов. И стало понятно, что никто ничего не считал, что выборы сфальсифицированы, что произошел незаконный захват власти в нашей стране.

Дальнейшие дни, 9-12 августа 2020 г. вся наша страна запомнит на многие десятилетия вперед. Пытки, насилие со стороны силовиков, которое продолжались несколько дней,  стали индикатором для всех белорусов – никто не собирается отдавать власть в стране, ее будут удерживать всеми силами.

— Как Вы принимали участие в борьбе? 

Я ходил на все мирные акции протеста с августа по ноябрь 2020 г. Каждое воскресенье я видел собственными глазами эти десятки тысяч людей, которые выступали за соблюдение законности в этой стране, за честность, за справедливость. И наблюдал неоднократно тот беспредел по задержанию мирных граждан в Минске, ту жестокость, которую силовики применяли против людей – показывая им, чтоб они сидели дома. На одном из маршей меня задержали. На марше одного из сотрудников МВД кто-то ударил, по этому факту было заведено уголовное дело. По стечению обстоятельств, этот ударивший был одет в одежду, похожую на мою.

— Что случилось потом?

Меня стали подозревать в этом преступлении. Я начал говорить, что я этого не совершал. Однако в РУВД меня никто не слушал. И уже в милиции на меня начали оказывать психологическое давление. Начали угрожать, что если не сознаюсь в этом – то вызовут ОМОН, а ОМОН умеет убеждать.

Я им ответил, что они могут меня заставить подписать признание, что любого человека можно «поломать», но я признательные показания не дам, даже если буду залит кровью, что я готов идти до конца, а готовы ли вы так далеко зайти? Меня завели в «стакан» в РОВД, сказали подумать, готов ли я к этому. Спустя час меня вывели и снова начали допрашивать. Я все равно ни в чем не сознавался, стоял на своем. После второго допроса начался третий допрос, пришел другой милиционер.

И с самого начала его слов стало понятно, что у него другая риторика допроса. Он начал меня уговаривать, что если я сознаюсь — то мне ничего не будет, что я просто получу штраф — и все. Он мне говорил, что, просто подшив показания, меня отпустят, я сразу поеду домой. Но, я знал, что сейчас людям в форме верить нельзя, и что мои признательные показания – это моя кратчайшая дорога в тюрьму. Я отказался подписывать.

Мне повезло, через несколько часов моим родственникам удалось меня найти и отправить ко мне адвоката. Поговорив с адвокатом, я понял, что я сделал правильно, что ни в чем не сознался. Меня задержали. Направили в ИВС. В ИВС меня специально закинули в камеру к задержанным, которые сидят уже не первый раз. Эти люди ждали этапирования в тюрьму.

Однако эти задержанные у меня пытались выпытать информацию о митинге, в котором я учувствовал, расспрашивали меня, ударил ли я этого сотрудника МВД, в чем я был одет, кто стоял рядом. То есть задавали мне такие-же вопросы, что и следователь по моему делу. Аргументируя тем, что «ты типа расскажи, и мы тебе поможем советом, какие показания лучше дать», «сознайся, это облегчит тебе наказание».

Я сразу понял, что тут что-то нечисто, что эти задержанные специально у меня все выпытывают информацию, чтоб рассказать потом ее следователю. Я им говорил все то же самое, что и следователю. Что я ни в чем не виноват и никого не бил. И кто был рядом – не помню. Мне повезло, меня выпустили под подписку о невыезде. Я не сижу в тюрьме, как сидят сотни людей в нашей стране, которые выступили против фальсификации выборов в августе 2020 г. Мне периодически вызывают в следственный комитет на допросы в рамках этого уголовного дела.

— Расскажите о солидарности людей, проявленной к Вам.

Данный этап в жизни (задержание, ИВС, следствие) показал, что у меня много друзей, и у нас в стране очень много неравнодушных людей, которые помогают тебе теплыми словами поддержки. И сейчас, оглядываясь назад, я осознаю, что если вернуть время – я бы снова все сделал, как и раньше, снова ходил на мирные воскресные марши, отстаивал наши гражданские права и выступал за соблюдение законности в нашей стране. 

Да, и можете не поверить мне, но проведенные сутки в ИВС тоже дают пользу, как бы смешно это не звучало. Я познакомился с хорошими людьми, мы сейчас общаемся и продолжаем вместе идти к Новой Беларуси, к новой стране. Спасибо всем огромную за поддержку и помощь! Видя, сколько беларусов хочет перемен в нашей стране, нам невозможно проиграть в сложившейся ситуации, это просто вопрос времени. Нам нужно дальше твердо на своей позиции и продолжать «долбить». И не отступать назад, потому что режим слабеет с каждым днем.

Отдельное спасибо организации «Наш дом», которая оказала мне финансовую помощь в оплате юридической консультации адвоката.

— Каково Ваше мнение о том, что в стране происходит именно сейчас? 

Да, нынешняя ситуация в нашей стране сложная. Много людей в тюрьмах, на улицах и в судах творится беззаконие. Но, стоит посмотреть на «настроение» власти, которая нервничает, систематически меняет руководящих силовиков, пропагандистов, проводит кучу совещаний на тему «как заткнуть змагаров» — и все становится все понятно.

Сейчас власть не думает об экономике страны, об улучшении благосостояния людей, сейчас все силы направлены на удержание власти. И существующая власть боится. Так как против нее выступает большинство граждан нашей страны.

Вы спросите: откуда я знаю, что нас большинство? А все очень просто. Один из индикаторов поддержки — это флаги. Посмотрите, в Минске висят государственные флаги (красно – зеленые) только на государственных административных зданиях. А сколько государственных (красно – зеленый) флагов вы видите в окнах квартир людей? Посмотрите на город. Правильно, один или два на весь проспект! Так где же эти 80 %?

А возьми сейчас и разреши БЧБ-символику. И в течении суток весь Минск, вся страна будет в БЧБ. В открытках БЧБ, в сердечках БЧБ, в гирляндах БЧБ, люди начнут вывешивать БЧБ флаги на своих балконах, на крышах коттеджей своих домов, в легковых машинах. БЧБ символика и флаги будут повсюду! Все бы увидели, как нас много!

Напомним, что национальная символика не является запрещенной в Беларуси, несмотря на всю свою наглость, прикорытники во главе с Лукашенко не посмели ее запретить «по закону». Наверное, поняли, что в этом случае они получат не мирные протесты, а безжалостную партизанскую войну.

МЦГИ «Наш Дом» продолжит следить за судьбой Сергея и оказывать ему всевозможную поддержку, как и десяткам тысяч других наших сограждан, попавшим под массовые репрессии бьющейся в истерике и неумолимо теряющей силу незаконной власти.