Захватившие власть преступники изгоняют из нашей любимой Беларуси ее лучших представителей. Уже более трех месяцев находится в Литве семья Снежковых: порядочных и глубоко нравственных староверов из Гомеля.

27 сентября их задержали на акции протеста в Гомеле. Молох репрессий обрушился на них всей своей зловонной массой, грозя уничтожить: на главу семейства Германа завели уголовное дело, его жену и мать четверых детей Наталью тоже бросили в застенки, их старшую дочь преследовали, а младших детей забрали в приют.

Мы связались с Натальей и Германом Снежковыми, чтобы они рассказали, как это было, кто помог спастись их семье и на что надеется семья неравнодушных и свободных граждан.

 — Здравствуйте! Как устроились на новом месте? Где работаете?

Н.С.: Приходим в себя; все, что случилось с нашей семьей было незапланированно, неожиданно, как гром среди ясного неба.

Требовалось время, чтобы осознать эту реальность и что нужно начать жить с новой точки.
Пока нет возможности сказать, что все гладко и хорошо. С работой трудно, языка не знаем, английским тоже не владеем.

В Беларуси я была предпринимателем, был свой магазинчик, это минимальный, но бизнес, который кормил нашу семью.

Все это рухнуло, сейчас я могу рассчитывать только на физическую работу: уборку квартир и работу няни. Это не дает никакой стабильности и уверенности в завтрашнем дне.

Мой муж Герман сейчас является просителем политического убежища в Литве, поэтому у него это будет решаться долго.

Г.С.: Я приехал в Литву, так сказать, «на все готовое» (смеется), то, что Наташа уже выстроила тут своими руками. По мере сил и возможностей я ей помогаю, но это очень незначительно.

Н.С.: 2 октября 2020 г. я уже была в Литве, а Герман оказался здесь после всех этих перипетий только 24 декабря вечером. Герману пришлось переходить границу нелегально: просто по лесу.

— Герман, расскажете? Я слышал, что это сложно.

Г.С.: Это было очень сложно. Конечно, был человек, который объяснил, в каком месте это теоретически возможно.

Я шел на свой страх и риск, уповая на волю Божью – и прошел. Было темное время суток; уже будучи в лесу, в полной темноте, я шел через лесные завалы, которые никто никогда не расчищает.

— Власти преследовали и Ваших взрослых детей. Расскажите, как это было?

Н.С.: Так получилось, что мы все попали под репрессии, но как-то все по отдельности (смеется).
На акции мы были все вместе: я, муж и наша дочь Татьяна, ей 20 лет. Получилось, что мы оказались на каких-то кадрах и были быстро идентифицированы.

Германа забрали в тот же день, 27 сентября 2020 года, за ним приехали и забрали. Он сразу получил свои 14 суток по ст. 23.34 КоАП РБ (Нарушение порядка проведения массовых мероприятий – Прим. Ред.) и сидел; все, что происходило дальше, легло на мои плечи. Меня тоже пригласили для составления протокола, составили протокол и сначала отпустили.

При составлении протокола присутствовали 8-9 сотрудников милиции, они позволяли себе ужасные вещи: ругались матом, нецензурно выражались в адрес протестующих.

Говорили: «Вы же взрослая женщина, вы же понимаете, что мы замучены всеми этими беспорядками; чем вы вообще думали, когда разрешали своей двадцатилетней дочери, молодой девушке, идти на такие акции? Вы понимаете, что ее завтра вызовут? У нее же нет детей, как и вас, могут не отпустить. Вполне вероятно, что она, как и ваш муж, сядет на сутки; что с ней там будет? Если в вашем присутствии сотрудники себе многое позволяют, то что там будет с девушкой?»

Это было ужасно, тревожно и неприятно. Когда сотрудник через меня пригласил мою дочь Татьяну, я сказала: «Нет. Вызывайте официально». И мы думали, что сделать, чтобы Татьяна не попала к ним в руки. Утром 29 сентября к нашему дому подъехала машина, в ней было 4 человека в штатском, они самовольно открыли калитку, начали стучать в окна и двери. Мы прятались в доме, это было ужасно. Я позвонила своему соседу по дому, Татьяна перебралась через забор к нему на соседний участок и спаслась.

Мы подходили к дальнобойщикам и просили переправить ее через границу в Украину. Один из водителей согласился, довез ее до Украины, где она пробыла 2 месяца. Обратно в Беларусь она приехать не могла, с визой в Литву тоже не все сразу гладко получилось. Получилось так: Татьяна – на Украине, я – в Литве, муж – в СИЗО.

— Герман, на Вас до сих пор открыто уголовное дело?

Г.С.: При предъявлении мне обвинения мне переквалифицировали ст. 363 УК РБ (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющим общественный порядок – Прим. Ред.) на ст. 364 УК РБ (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел – Прим. Ред.), более тяжкую.

6 января 2021 года надо мной состоялся заочный суд, принято решение объявить меня в розыск и в случае задержания поместить в СИЗО.

— Как удалось спасти из приюта ваших малолетних детей, Аглаю и Матвея?

Н.С.: В конце сентября мне позвонил замдиректора гимназии, где учились наши дети и сказал, что к моей дочери Аглае, которой 11 лет, приехали сотрудники милиции и хотят опросить ее в отношении меня.

Это вызвало у меня ужас, я сказала ему, что категорически не даю своего согласия на опрос моего ребенка, но, тем не менее, ее опрашивали без моего присутствия на территории гимназии.

Я связалась с журналистами гомельского портала «Сильные Новости», объяснила ситуацию, они приехали буквально в течении 10 минут. В это время у меня под домом уже стояли несколько машин с сотрудниками в штатском, это было, как в боевике. Они, видимо, ждали какие-то документы. Приехала корреспондент, мы успели записать совсем небольшое интервью, буквально десять минут; уже во время записи интервью в мою дверь постучали и мне предъявили документы на обыск.

В тот день меня забрали в ИВС, в 10 часов вечера того же дня новость вышла в эфир; детей забрали в приют. В ту ночь в ИВС это был какой-то ужас, мне казалось, что жизнь разбилась: детей забрали, я в неволе, муж в неволе, дочь уехала в другую страну. И тут начали действовать волонтеры и правозащитники. В это же время многие люди защищали нашу семью.

Хочу выразить особую благодарность МЦГИ «Наш Дом»; волонтер этой организации, девушка Ольга из Минска в это время уже разыскивала наши контакты, искала пофамильно и в итоге вышла на нашу дочь.

Вокруг этих событий поднялся шум, состоялся суд, мне присудили штраф по ст. 23.34 в размере 12 б.в. Детей мне отдали на следующий день. Меня торопились вывезти из ИВС, не соблюдали формальности, говорили, что какие-то документы «потом подпишут». К зданию суда меня подвезли с черного хода.

Со мной беседовал сотрудник, подполковник, он говорил, что «у меня есть альтернатива»: либо я сейчас все признаю, молчу, не даю никаких интервью, не разговариваю с правозащитниками и адвокатами; в этом случае я получаю штраф и заберу детей. Если же я начну идти на контакт с журналистами и правозащитниками, то получу уже не штраф, а сутки, и с суток я не выйду; мне будет предъявлено, как и мужу, обвинение по уголовной статье. Ради того, чтобы вернуть детей, я приняла их условия.

Я всегда говорила: «Если боль может говорить, то моя боль будет кричать». О том, что произошло с нашей семьей, я молчать не буду.

— Сильно тоскуете по Родине? Хочется назад, в Беларусь?

Н.С. и Г.С.: Да, конечно, очень.

Н.С.: Дети, 11 и 13 лет, первое время даже плакали. Они скучают по друзьям, по дому, по животным. И собака, и кот остались дома. Также в Беларуси остался наш старший сын.
Конечно, очень скучаем по Родине. Очень больно это все. Это как дерево вырвать с корнем: теоретически оно, может, и приживется, но это очень болезненно.

— Скажите несколько слов соотечественникам, которые остались на Родине.

Н.С.: Прежде всего я хочу сказать слова благодарности тем, кто оказался рядом. Когда мы столкнулись со столь неожиданными для нашей семьи событиями, многие люди промолчали, но сейчас я хочу сказать не о них. Я хочу сказать о тех, кто оказался рядом и подставил плечо. Это было столь огромное количество людей, что просто невероятно.

Люди находили нас: совершенно незнакомые или малознакомые, находили время, отложив свои дела, приехать и выразить слова поддержки. В ИВС приезжали родители одноклассников нашего сына Матвея.

С момента, как меня выпустили из ИВС, я больше не была одна. Всегда был кто-то, кто звонил и предлагал всевозможную помощь: от продуктов и материальной помощи до прогулки с собакой.

Когда мы оказались в Литве, очень много людей встали с нами рядом.

Если Бог хочет помочь, Он помогает руками людей.

С нами рядом оказалось очень много рук: и МЦГИ «Наш Дом», оказавший правовую помощь в защите и материальную помощь с оплатой жилья в период самоизоляции на новом месте, и литовская организация «Дапамога», и BySOL, без помощи этих организаций  мы просто не смогли бы здесь обустроиться, и множество просто неравнодушных людей. Хотелось бы сказать всем огромное спасибо!

Те жертвы, через которые проходит наш народ, просто не могут быть бессмысленными. Мы заслужили перемены в нашей дорогой и любимой стране. Мы очень хотим вернуться.

Г.С.: Хотел бы присоединиться к словам своей жены. Хотел бы выразить благодарность с поклоном тем людям, которые продолжают борьбу, не смотря на механизм репрессий, который уничтожает людей.

Тем не менее, множество людей выходит протестовать и сегодня, и завтра, чтобы показать, что борьба против геноцида продолжается! Это настоящие герои! Я преклоняюсь перед нашим героическим белорусским народом, я горжусь беларусами!

Также хотел бы обратиться к другим людям: к тем, кто пока еще на стороне власть имущих. Уверен, у многих из них боль из-за того, что они на стороне власти, но страх не дает им перейти на сторону народа. Хотел бы обратиться к ним, чтобы они, наконец, нашли в себе силы и мужество превозмочь свой внутренний страх и встали на сторону народа.

Н.С. и Г.С.: Отдельное спасибо мы хотели бы сказать нашему адвокату, Василию Петровичу Никитенко, оно очень многое сделал для нашей семьи. Во всех договорах с нами он указал стоимость услуг в 1 рубль, хотя мы говорили ему, что правозащитный центр «Вясна» готов оплатить его услуги в полном объеме. Он отказался, заявив, что это его принципиальная позиция и принципиальное решение.

МЦГИ «Наш Дом» желает семье Снежковых всего самого доброго на ближайшее время. И, конечно же, желает скорейшего возвращения на свободную Родину всем, кого фашистские репрессии вынудили покинуть родную Беларусь! Белорусский народ, от мала до велика, обязательно продолжит бороться с геноцидом, беспределом и беззаконием: до полной и окончательной победы идеалов свободы и демократии.

Фото предоставлены участниками интервью