Сегодня мы хотели бы предложить вам не совсем обычный материал. Он почти целиком будет состоять из рассказа одного бизнесмена, семьянина и гражданина, которого власти за политическую и гражданскую позицию сначала несколько месяцев терроризировали, а потом вынудили бежать из Беларуси под страхом уголовного преследования и тюремного заключения.

Вот его история. Но, если вдуматься, она не только о нем. Это история о «поддержке» и «развитии» всего малого бизнеса Беларуси.

«Меня зовут Новосад Александр Алексеевич, мне 42 года, ранее я был предпринимателем, владельцем двух кафе в Волковыске, я женат, моя супруга тоже была предпринимателем, занималась детской одеждой. У нас двое несовершеннолетних детей, сыну 12 лет, а дочери – 4 года».

Начало истории

«В мае 2020 года мы с женой зарегистрировались в инициативную группу по сбору подписей в пользу кандидата в Президенты Республики Беларусь Виктора Бабарико и приступили к сбору. В это время у меня в центре города был объект по продаже фастфуда. Я, ничего не нарушая и в полном соответствии с Избирательным Кодексом РБ, собирал подписи на столиках возле своего кафе. Позже к нам присоединилась инициативная группа Цепкало, а затем – и Сергея Тихановского.

Был даже комичный инцидент: напротив моего кафе сотрудники КГБ повесили камеру в виде скворечника, об этом даже написали в прессе, после этого ночью скворечник убрали.

В последний день сбора подписей, 19 июня, тоже было многолюдно. Начали собираться сотрудники милиции для разгона. Они почему-то посчитали что 8 часов — и уже хватит. Мы сказали, что до 9.00 люди имеют право: последний день сбора подписей. Там был один парень с бело-красно-белым флагом на плечах, к нему подошли сотрудники и один из гражданских, он потом представился: это был начальник Волковысского РОВД Осоцкий. Он сказал, что против парня начат административный процесс.
Мы все вокруг начали уточнять: почему, ведь человек ничего не нарушал? Я подошел к Осоцкому и стал задавать прямые вопросы: на каком основании, что он нарушил? Но ни одного ответа не получил. Конфликт начал отдаляться от моей торговой точки, тот парень заперся в машине и не хотел выходить. Уже начало темнеть и, чтобы не было никаких провокаций, я просто оттуда ушёл. Потом узнал, что парня всё равно забрали и закрыли».

Обвинения и аресты

«Через неделю, 26 июня, мне позвонили из РОВД и попросили прийти для беседы по этому поводу. Я пришёл и узнал, что в отношении меня начали административный процесс по статье 23.4 КоАП РБ (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа (организации) при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе – Прим. ред.). Инициатором этого был Осоцкий.

Меня сразу же посадили в ИВС, а 29 июня был суд, но не пришли многие свидетели по этому делу, и суд перенесли на 30 июня.
А 30 июня 9 человек были готовы свидетельствовать о том, что я ничего не нарушал. Судья прицепился к этому со словами: «Вы что, организованно там собрались?». Мне дали 7 суток, и я их отбыл.

Позже появилась информация, что в Волковысске разносят листовки. Ко мне с самого утра пришли с обыском домой. Показали бумагу, подписанную прокурором Волковысского района. У меня дома при обыске ничего не нашли, потом показали еще одну бумагу, поехали на мой торговый объект, на площадь, там всё обыскали, тоже ничего не нашли. Через какое-то время предоставили ответ что дело закрыто.

А потом начал я выдвигаться в члены избирательной комиссии, хотел наблюдать за выборами. Райисполком не пропустил ни одной кандидатуры независимых наблюдателей.  Потом думаю: ну что я могу? Наблюдать, следить за подсчетом хоть где-то, как идут выборы. Прошелся по своей улице, все единогласно подписали чтобы я представлял нашу улицу на избирательном участке номер 17, где председатель Колодинская, это директор школы № 4 Волковыска.

7 августа, на досрочном голосовании, я увидел, что досрочные выборы как-то очень хорошо проходят, по 170 по 180 человек за день проходит. Целый день никого не было, а тут под конец дня – 180 человек!

Как только пришёл на участок в качестве независимого наблюдателя, мне сразу сказали: «Вы не имеете права, так как уже есть три наблюдателя». Якобы я не имею права согласно «последнему письму Ермошиной» и должен быть в очереди. Я сказал, что сяду в сторонке и напишу, все претензии аккуратно оформлю.  На меня был вызван наряд милиции. Приехали сотрудники милиции, меня забрали и составили протокол по ст. 23.4 КоАП РБ (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа (организации) при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе – Прим. ред.). Причем этим лицом являлась председатель избирательной комиссии.

7 августа меня задержали, 8-го и 9-го я сидел, а 10-го был суд, мне дали 10 суток». 

Взгляд изнутри тюремной камеры

«С девяти вечера в нашу камеру 3 на 4 метра начали подвозить людей и к трем часам ночи их было уже 14 человек. Кто побитый, кто не побитый, кто выпивший, кто не выпивший… Мест не хватало, в этой камере места – всего две «двушки» и туалет. Представьте: 14 человек в жару, в август. Знаю, что многие люди были просто во дворе РОВД стояли, других в гараж РОВД  на какое-то время закрывали. Автозаки все подъезжали и выгружали людей.

Я ещё 2 дня пробыл в Волковысском ИВС в этой ситуации, затем нас забрали человек 15 в автозаке и отвезли в «арестный дом», это в Волковысске ИК-11, исправительная колония строгого режима.Нас расселили в «арестном доме», мы видели как перевозили туда 40 человек где-то, может, больше, из Гродно парней, их перегоняли коридором.

Продержали в «арестном доме», 14 августа привезли обратно в ИВС, там тоже интересная получилась ситуация. За эти дни забились туалеты и воды не было, жарища под 35-40 в самой камере. Людей уже было поменьше, человек 9, наверное.

Приехал сантехник и почему-то он начал не высасывать, а дал давление вверх — и этот фонтан из туалета вылетел метра на полтора и на пол плюхнул! Это был ужас человеческий! (смеется) Все начали кричать потому что вообще уже была жесть: 9 человек, все вскочили на верхние койки, тут эта вонь…

В это время к райисполкому вышло тысячи две человек с требованиями выпустить политических заключенный, мэр пообещал, что «политических не будет» – и всех, кто по статье 23.34 КоАП РБ (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий – Прим. ред.) и по 23.4 (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий – Прим. ред.) начали выпускать».

«Мы из тебя «змагара» делать не будем»

«25 августа я был в городе и узнал, что люди будут собираться в парке для сбора подписей для отстранения местных депутатов в связи с неисполнением ими служебных обязанностей. Когда я пришел туда, там уже были сотрудники милиции и вели видеосъемку. Я был с бело-красно-белым флагом, поскольку это не запрещено.

На следующий день ко мне домой снова приехали сотрудники милиции, забрали меня в отдел и стали составлять протокол по ст. 23.34 КоАП (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий – Прим. ред.). Слава Богу, на тот момент у меня уже был заключен договор с адвокатом.

Мы отправляли дела на доработку вплоть до 21 октября, адвокат находил ошибки сотрудников милиции и нарушения при составлении. Писали жалобы в прокуратуру, в Следственный Комитет. Сотрудники не гнушались и подлогом: один протокол убрали, другой подсунули. Суды много раз откладывались, никто не хотел брать на себя ответственность за решения: слишком «липовые» дела получались.

В первых числах сентября произошел еще один инцидент. Я понимал, что за мной уже просто следят: стоит мне выехать на машине в город, меня или закрывают, или штрафуют. ГАИ постоянно останавливала меня: то дали штраф за отсутствие аптечки, больше придраться было не к чему, то обвинили в том, что я стоял припаркованным на остановке.

На моих торговых объектах нет центральной канализации, я каждый день забирал и вывозил в канистре смывы из туалета. Сотрудники ГАИ остановили меня и забрали эту жидкость на экспертизу: а вдруг она горючая? А где-то в середине сентября я ехал на своей машине по городу, меня остановили и задержали сотрудники ГАИ, снова отвезли в РОВД, потом в ИВС и продержали сутки.

Пытались обвинить по ст. 17.1 КоАП (Мелкое хулиганство – Прим. ред.). Якобы свидетели видели меня кричащим и размахивающим руками. Этими свидетелями были замначальника РОВД Толочко, замначальника РОВД Ерошевич и еще один какой-то офицер милиции. Когда меня доставили в РОВД, была очень интересная ситуация: один из милиционеров-свидетелей по ошибке начал показывать на другого человека и кричать: «Это он!». Его коллеги подсказали ему: «Это не Новосад». Он успокоился, а когда уже увидел меня, его одернули и он стал кричать, что видел именно меня. Один из сотрудников подошел ко мне в упор и сказал: «Мы из тебя «змагара» делать не будем, ты у нас пойдешь по уголовке. Еще несколько мелких хулиганств – и уголовку мы легко нарисуем».

Вынужденное бегство с Родины

«И тут я понял, что начинает реально «пахнуть жареным». 2 октября мне пришло письмо из коммунального хозяйства, что у меня забирают место под моим объектом, хотя договор аренды заключен до 2022 года. Якобы договор со мной разрывают из-за того, что им нужно это место для «собственных нужд». Резко понадобилось.

В этот же день на два моих объекта пришла санстанция, выписали штраф более 500 рублей, точно не помню, нужно считать базовые величины. Штраф выписали за то, что на одной из моих сотрудниц был не застегнут халат и что на упаковках колбас для хот-догов и лавашей не стояла дата вскрытия. Якобы это очень грубые нарушения.

Я понял, что у меня впереди еще два незавершенных дела – это 23.34 КоАП (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий – Прим. ред.) и 17.1 (Мелкое хулиганство – Прим. ред.). Слушания были в первых числах октября, но меня опять не смогли осудить.

Я понял, что мне нужно уезжать из Беларуси, иначе меня просто посадят, найдут причину. Мы с семьей собрались и уехали, бросив все: я бросил два торговых объекта, супруга бросила свой бизнес. Мы забрали детей и уехали в Германию».

Вместо эпилога

В конце нашего интервью Александр горько сетует: «Власть делает все, чтобы остаться, а на народ и его мнение ей, как видно, абсолютно начхать. У них свои интересы и они прекрасно понимают, что если придет кто-то другой и увидит все те страшные схемы, которые творятся у них – беспредел милицейский и райисполкомовский, то для них начнется просто жуть. У меня просто слов не хватает, насколько все коррумпировано и бюрократизировано.

Что пожелать нашему народу? Терпения у нас и так много. Беларусы – очень приятный и терпеливый народ. Хочется, чтобы у них была надежда и сопутствовала удача. Чтобы наконец как-то двинулся этот процесс.

Очень жалко тех людей, которых бьют, сажают. Страшно то, что так называемый «президент» — больной, и он уйдет от правосудия. Потом он станет шизофреником, его будут лечить и он будет смеяться. Нужно, чтобы чиновники и силовики, выполняющие его волю, поняли, что они-то не больные, все прекрасно видят, но выполняют эти преступные приказы больного человека. Это страшно.

И еще страшно, что, по моему мнению, 20-30% беларусов «абыякавых». Страшно, что многие, особенно в маленьких городах, не понимают, почему мы вышли и чего нам не хватает, особенно предпринимателям. Они смотрят на предпринимателей, как на врагов. За 26 лет для многих сложилось мнение, что предприниматель – это какой-то «буржуй»! Хотя никто из них не хочет быть предпринимателем, лучше ведь посмотреть сериалы, чем крутиться и думать, как сделать богаче себя, свою семью и людей вокруг себя.

Нам пришлось уволить четырех работников, мы перестали платить налоги, пенсионные взносы работникам, арендную плату. Перестали платить своим поставщикам. Предпринимателей нужно спасать. Люди видят, как работают предприниматели, и это их вдохновляет. Те же продавцы потом подтягиваются, чтобы стать такими же успешными и богатыми. Жалко, что у нас пока этого нет.

Хочу поблагодарить общественные организации «Честные люди» и «ByHelp», которые помогли мне с выплатой штрафов. Ребята молодцы!»

Хочется закончить этот материал открытым вопросом: «Если студентов отчислять, работников увольнять, медиков, студентов, священников, журналистов, блогеров и общественников – бросать в тюрьмы, предпринимателей – вынуждать уехать, то кто останется, чтобы работать на благо нашей Родины?»

Мы надеемся, что у Александра и его семьи все же скоро появится реальный шанс вернуться на Родину.