Инициативу Шкловской районной организации о преобразовании этого общественного движения в партию народного единства “Белая Русь” одобрили на расширенном заседании совета. Участники собрания обратились в республиканский совет с просьбой рассмотреть ее и принять решение,  — сообщает «Народная газета».

Лидер Гражданской Кампании «Наш Дом» Ольга Карач, комментируя это сообщение, назвала инициативу «вполне ожидаемым шагом со стороны власти»: «довольно много чиновников мечтает стать той самой «конструктивной оппозицией», о которой так много периодически разглагольствует Александр Лукашенко. Им хочется, чтобы их «назначили оппозицией», чтобы разрешили критиковать то, что им не нравится в системе, созданной Лукашенко. В первый раз эта мысль между строк на всю страну прозвучала в статьях Вячеслава Оргиша в газете «Советская Белоруссия»: мол-де, белорусские «революционеры» не справились с ролью «оппозиции», поэтому оппозицию нужно «назначить», чтобы она была «конструктивной» и «сотрудничала с системой». С тех пор в разных вариациях эту же мысль повторяли разные чиновники на разных уровнях, стараясь убедить недоверчивого Александра Лукашенко в безопасности и полезности этой идеи».

Причина превращения ОО «Белая Русь» в партию (официально – пропрезидентскую), по мнению Ольги Карач, понятна: «чиновники хотят иметь больше влияния и власти, чем они имеют сейчас. ОО «Белая Русь» уместнее назвать «партией  чиновников» — как класса, который в Беларуси созрел для того, чтобы активно отстаивать свои классовые  интересы».

В то же время лидер «Нашего Дома» отмечает противоречия подобной структуры: «Несмотря на активное лобби со всех чиновничьих сторон, заметно, что идея превращения ОО «Белая Русь» не очень по душе Александру Григорьевичу. Во-первых, она означает, что он «первый», но не «единственный». А Александр Лукашенко очень болезненно относится к любой конкуренции, пусть даже и управляемой. Потому что его жизненный опыт с Гончаром, Захаренко, Чигирем, Козулиным и другими чиновниками подсказывает: сегодня это управляемая пропрезидентская партия, а завтра – совсем не управляемая и совсем не пропрезидентская. Достаточно вспомнить опыт государственных профсоюзов в 2001 году, когда, казалось бы, самые аморфные и управляемые структуры вдруг неожиданно выставили своего «кандидата» на президентские выборы. Во-вторых, она означает более крепкое объединение чиновников вокруг знаковых чиновничьих персоналий, а также возможность любых «заговоров» и «дворцовых переворотов» внутри системы, а такие игры Александру Лукашенко тоже не нравятся. Плюс страх перед любой мало-мальски организованной структурой, особенно если потенциально она может быть поддержана Россией и российской элитой».