Со школьной скамьи детям скармливается, что есть два праздника, оба рядом. Один — для мужчин (23-е февраля), второй для женщин (8-е марта).

Между ними всего 2 недели. Мы, как правильно воспитанные мальчики, всегда дарили девочкам подарки в марте. Но всегда с оглядкой на то, что они подарили нам в феврале.

Но к сожалению, учился я в гендерно-неравных классах, и поэтому либо мы по финансовым причинам не могли нормально поздравить своих одноклассниц, либо те не могли в ответ. Поэтому от праздника в детстве остались воспоминания неоднозначные, и праздником я это день в общем-то не считал. Тем более, что почему-то в женский день был выходной, а в мужской — не было.

В армии послужить мне не удалось в силу болезни почек, но очень неоднозначные впечатления на мой тогда еще совсем юный организм оставили попытки военкомата любыми судьбами забрать меня в эту армию, а там пусть будет что будет. И не останавливало их ни то, что болезнь у меня хроническая (выздороветь сама не может) и что нашли ее в Минске — самоуверенный военный госпиталь в Полоцке (а какие там врачи – можно догадаться) вовсю пытался диагноз опровергнуть.

В силу юного возраста и некоего возрастного максимализма выглядел я неоднозначно — длинные волосы и алюминиевый неснимаемый браслет на руке. Видимо поэтому солдаты относились ко мне уважительно, а лежал я в палате вместе с двумя прапорщиками. Вместе — это сильно сказано: прапора отсутствовали 99% времени, и палата использовалась вовсю для дегустации домашних колбас и сала, кои в огромных количествах слали солдатам родители из деревень. Нормальной посуды не было, и пить горькую приходилось из мерного медицинского стаканчика. Медсестры все понимали, мы честно прятались от них, а они честно нас не замечали.

После началась жизнь политическая, и в одном из раундов предвыборной борьбы свела меня жизнь с военным пенсионером, родившимся под Гродно 70 с лишним лет назад. Родился он в аккурат в рождество, так в бумагах и записали. А поскольку только после возмужания он сообразил, что рождества-то в Беларуси два, то до сивых волос так и не узнал точную дату своего рождения — 25 декабря или 7 января. Для себя решил, что раз Гродно, то Рождество было католическое, следовательно — в декабре.

Сбор подписей случился в феврале, и мы мимоходом решили День защитника отметить, тем более — военному приятное сделать. Пенсионер-офицер с нами выпил, но поведал, что не празднует этот день, поскольку знает его происхождение.

Да и мы все теперь знаем, что учрежден он в честь великих побед февраля 1918 года, когда немцы рвались к Петрограду, а некий красный матрос Дыбенко их остановил. А потом и Ленин в честь этого события написал целую статью. И опубликовал ее в вечернем номере «Правды» 25-го февраля.

Оставим зависть относительно существования дневного и вечернего номеров — тогда еще не было ни интернета, ни телевидения ни даже радио. Поэтому вечерние выпуски газет были востребованы.
Вернемся к Ленину. Наивные или очень тупые большевики 10 февраля 1918 года прекратили переговоры с немцами в Бресте и 11 февраля распустили свою армию, мотивируя это тем, рабоче-крестьянское движение Германии и Австро-Венгрии воевать не хочет и не даст империалистам двинуться на восток.

Странно, но империалисты об этом ничего не слышали, и действительно двинули на восток и на север, развивая идеи блиц-крига именно потому, что нигде не встречали сопротивления. Немцы передвигались поездами, и никто их не останавливал. Некоторые города, по свидетельствам очевидцев, захватывали велосипедные подразделения численностью в несколько десятков человек. Когда волна докатилась до Пскова и Нарвы, большевики наконец сообразили, что дело пахнет керосином, и тут родилась Красная армия. Так что какая-то часть правды в праздновании 23 февраля есть. Только прадновать надо числа 15-18-го, когда «красную армию» еще только отправили останавливать немцев. Однако, никаких великих побед армия не одержала. По сути, это было некое ополчение и расслабившиеся матросы с давно «закисших» в Петрограде без боевых действий кораблей (в ту войну их всех заперли минами в ловушке Финского залива), которые от безделья уже успели совершить «Великую октябрьскую революцию», а теперь им нужно было показать реальные боевые действия. Командовал «реальными пацанами» товарищ Дыбенко.

Попытка противопоставить матросов и наспех сколоченное ополчение минимальным, но все же армейским формированиям немцев закончилась плачевно. Матросы бежали 120 километров до Гатчины, где Дыбенко захватил железнодорожный состав. Нашли его только в Самаре через два месяца, за что исключили из партии.

А конкретно 23-го февраля 1918г, – после полного разгрома «Красной армии» и оккупации Минска, Двинска (сейчас Даугавпилс), Режицы (сейчас Резекне), Полоцка, Пскова и Нарвы (это в Эстонии), немцы, в крайне ультимативной форме, выдвинули условия мира. На заседании ЦИК большевики одобрили резолюцию «о принятии германских условий мира», а 24-го февраля в Брест снова выехала группа, которая все подписала. Таким образом Россия потеряла (некоторое — навсегда) части Польши, Литвы, Белоруссии, Курляндии и Лифляндии (это где-то в Латвии),  Эстляндии (сейчас — Эстония), на Кавказе в пользу Турции отходили Карс, Ардаган и Батум. Кроме этого большевистское правительство обязывалось полностью распустить армию, вывести свои войска из Украины, Прибалтики и Финляндии (последняя через некоторое время тоже отделилась от России), заключить мир с Украинской Народной Республикой, вывести флот из своих баз в Финляндии и Эстонии, и выплатить 3 миллиарда рублей золотом репараций.

Однако, большевики оказались хитры. Чтобы замаскировать такое гигантское поражение, они придумали праздник, и большинство населения до сих пор не задумывается о том, что в тот день произошло.

Но мне этот «праздник» не нравится еще по одной причине. Не люблю я «попугайства» и «обезьянничания». Вот отменила Россия переход с зимнего на летнее время, и Беларусь, как попугай сразу же тоже отменила. Но вот Путин объявил, что эксперимент не удался, и переход будет возвращен. Не сомневайтесь, в Беларусь тоже будет возвращен переход с одного времени на другое. На этом фоне кисло смотрятся такие странные для нас праздники, как 7 ноября и 23 февраля. Они принципиально никакого отношения к Беларуси не имеют. Хотя с другой стороны, именно в результате поражений России от немцев в феврале 1918 года Беларусь в итоге в 1991 году получила независимость. А кто знает, как бы было, если бы большевики грамотно отразили вторжение немцев и остановили его не на линии Псков-Нарва, а скажем на линии Брест-Двинск?

Что ж, буду считать этот день вторым Днем независимости нашей страны.

Олег Борщевскй, nash-dom.info