Никого не оставил равнодушным резонансный суд над Натальей Горячко, матерью солдата, которую задержали по пути к сыну российские и беларуские военные. Женщина провела трое суток в изоляторе. Подписчик группы МЦГИ “Наш Дом” поделился с нами историей о том, когда при схожих обстоятельствах для людей в погонах честь и гуманность оказались важнее выслуживания перед высоким начальством…


Потрясающая новость! «Сегодня в Борисове пройдёт суд над гражданской активисткой Натальей Горячко. Женщину обвинили в “мелком хулиганстве” после того, как она была задержана российскими и беларускими военными, когда направлялась с продуктовой передачей к сыну-солдату».


Воспоминания моряка. Шел 1992-й лихой год. Военный корабль внезапно остановился в море. У одного из матросов резкие боли. До военно-морской базы г. Балтийска оставалось 12 миль. Командир доложил об этом и получил приказ – остановится и ждать помощь. Все офицеры вышли на верхнюю палубу. Через 3-4 минуты услышали рев, он доносился из-за горизонта, а через минуту-полторы на горизонте увидели столб водяных брызг.

Еще через минуту показался силуэт и командир корабля с удивлением: “Десантный, на воздушной подушке, неужели к нам?”. События развивались стремительно. Десантный корабль приостановился. Но немного левее от десантного, из-за горизонта, показался ракетный катер. Он «подлетел» к кораблю, еще не успел остановиться, а шлюпка, с заболевшим матросом, на веслах уже устремилась к катеру.

Матроса мигом подняли на борт и катер ушел в направлении военно-морской базы. Корабль еще не успел набрать ход, а ракетный катер уже скрылся за горизонтом. Корабль не успел подойти еще к причалу, а врачи в госпитале окончили осмотр.

Потом мы узнали, доложили адмиралу, что матрос тяжело заболел, но находится на корабле в море. В это время недалеко проходили морские учения. Так вот, учения были остановлены и пушки замолчали, перестали стрелять.

На помощь были отправлены два самых быстрых корабля. И пушки перестали стрелять. Пушки подождали.

И вот другой случай. Женщина шла к сыну, с пирожками. Вау – тут учатся Родину защищать и вдруг! ЧП огромного масштаба. Мешают. А кто – женщина, мама солдата. Да! Она мама! Её сердце не знает учений, войн, приказов, желаний, выслуживания. У нее святой долг всю жизнь – забота о детях. А Родина и состоит из мам и их сыновей. И если мама – солдата появилась в опасном месте, пушки могли бы и подождать, передохнуть, сделать перекур – мама идет!

Как так могло произойти: нашлись люди, выслеживали женщину, подогнали машину и отвезли её – мать, и посадили в камеру. А совесть?! Совесть у них где?

В Могилеве ребенка-инвалида милиция задержала в 80-100 метрах от дома и волокла целый километр в участок милиции. Хотя ребенок сразу показал удостоверение инвалида. Нет, все равно поволокли. И знаете, что первым делом сделал офицер милицейский в участке? Правильно – полез в карманы. Что он там искал у инвалида? Деньги? Он их туда клал?

В Могилеве поэт на улице читал стихи, свои – не чужие, о любви моряков. Схватили и заволокли в камеру и продержали 3 суток. Для кого был так опасен шестидесятилетний человек? Зачем было держать его в камере?

Парень написал письмо в газету, газета это письмо опубликовала – оштрафовали его на 1000 новых бел.руб.

С горечью вспоминаю, что в нашей стране немые кричат, безрукие громко хлопают в ладоши. А вот в Бресте милиционер матерился – так зав.кафедрой русского языка заявила, что это нормальное обращение. Слава Брестскому университету! Примеров много.

И тут очень яркий – женщину, мать солдата отвезли и посадили в камеру. А что, отвезти на КПП и попросить подождать, пока сын освободится, ума не хватает? Может часть людей наших в порыве выслужиться – звереют? Мы что, в концлагере живем?

Александр Страх