«Наш Дом» от всей души поздравляет ветеранов и всех белорусов с праздником Победы!

Этот день стал днем Спасения нашей земли от неминуемой гибели. Цена Спасения – миллионы покалеченных и разрушенных судеб. К сожалению, сейчас наших Защитников становится все меньше. И не последнюю роль в этом играет недооценка их подвига государством. Вместо социальной помощи нашим спасителям, проводятся помпезные парады и показательные мероприятия.

На наш взгляд, лучший подарок для ветеранов Великой Отечественной войны сегодня — это наша забота о них.

Поэтому, в первую очередь, мы желаем, чтобы ветераны ощущали эту заботу сейчас, а белорусы помнили о тех, кто дал им жизнь.

Народную Память невозможно уничтожить. Ее нельзя конвертировать в ленточки, несуществующую “линию Сталина” или демонстрацию военной техники. Она живет болью в сердцах всех тех, кто прошел войну и их потомков.

“Наш Дом ” собрал живые воспоминания людей, которым война заменила их счастливое детство, в книге “Дети войны”. Вчитайтесь в эти слова:

“Помню: мать рожает, а тут такая страшная бомбежка началась – кошмар. Наши бомбили вокзал и попали как раз в тот эшелон, где были снаряды. Все начало взрываться. Летят бомбы, самолеты гудят. Родила пятого, Сашеньку. Он с месяц пожил (молока в груди нет, кормить нечем) и умер. А через два месяца опухает и умирает сестренка Рая. Ей было два с половиной года”.
Булыгин М.А.

“Раз в неделю привозили эрзац-хлеб, и фашисты устраивали для себя развлечение. Машина доезжала до ограждения (лагеря в Азаричах – прим. ред.) и буханку хлеба бросали людям. Движимый голодом и отчаянием, каждый старался его схватить, и возникала свалка. А немцы, смеясь, разгоняли эту свалку автоматными очередями. Затем бросали следующую. Во время этих “обедов” кто получил хлеб, а кто пулю. Но выбора не было. Альтернатива – голодная смерть”
Высоцкий Р.А.

“… бомбежка (союзных войск – прим. ред.) принесла очень много горя. Например, у одной женщины погибли три дочки. Они ходили в одинаковых платьях в горошек – Вера, Надя и Люба. < … >. Остался сиротой и мальчик Коля. У него были родители артисты, очень красивые. От рождения он был немым. Когда шли с работы, он у проходной встречал маму, а ее уже не было в живых…”
Кагукина А.И.

“Моя мама в районе “5-го Полка” (концлагерь в Витебске – прим. ред.) ходила через поле и видела, как детей, женщин и стариков ставили у края ямы и расстреливали. Говорила: волосы дыбом становятся от такого ужаса. И так каждый день.Я помню зимой с “5-го Полка” замерзших, как кочерыжки, военнопленных грузили на санки, везли в ров и там закапывали. Мы рядом жили. Очень хорошо было видно и слышно, как каждый день кого-то расстреливают. Однажды советский самолет сбросил бомбы и сделал штук семь воронок. Немцы все заполнили трупами. Теперь там построены гаражи“.
Ковалев Р.Д.

“Когда нас перевели в русскую оккупационную зону, и меня, и маму с папой, допрашивали офицеры НКВД, старались запутать разными вопросами. Меня спрашивали, почему не убежала < … >.  Я ответила коротко: “Чтобы не застрелили на месте”. < … > Одного желаю, чтобы никому и никогда не пришлось пережить то, что вынесло наше поколение. Слишком тяжелая у нас память”.
Жинь (Адамовская) Т.И.

“НАШ ДОМ”