Президент Александр Лукашенко уже 20 лет говорит, что борется с коррупцией. Обращая ежегодно внимание на это явление, он, тем самым, подтверждает, что у него ничего не получается.

«Как Вы думаете, почему одно из самых главных его обещаний на выборах 1994 года так и остается невыполненным?» – с таким вопросом корреспондент «Товарищ.online» обратился к известным белорусам.

Артем Агафонов, юрист:

– Во-первых, как показывает мировой опыт, эффективнее всего проблема коррупции решается в демократических странах с прозрачной властью и минимальным уровнем вмешательства государства в экономику. Диктатура, даже самая жесткая, не дает никаких гарантий от этого зла. В той же Северной Корее коррупция даже в чем-то стала благом, позволяя людям элементарно выживать. Во-вторых, зачем резать курицу, которая несет золотые яйца? Борьба с коррупцией стала вечным двигателем для режима. Стоит разоблачить пару-тройку взяточников в каком-нибудь райисполкоме, во всех СМИ начинается шумиха, а электорату напоминают, что «бацька» справедливый, за народ и карает, невзирая на должности и заслуги. Этот двигатель у нас самый вечный – все остальные, вроде «социального государства» уже износились. Кстати, не помню, чтобы предметом коррупционных скандалов становились действительно серьезные вещи – вроде продажи странным бизнес-структурам за бесценок заводов с крупными площадями в центре Минска. Ну и нельзя сбрасывать фактор компромата. Если чиновник замешан в коррупционных делах – он уязвим, а, следовательно, управляем.

Сергей Возняк, политик:

– Авторитарное государство не может быть некоррупционным по определению. А именно такое государство построил Лукашенко. Поэтому все его усилия по искоренению коррупции бесплодны. Чтобы ее победить, нужна прозрачность власти и сменяемость находящихся у власти политических субъектов, сильные независимые от государства СМИ и устойчивая система контроля со стороны гражданского общества за депутатами и чиновниками.

Владимир Вуек, политик:

– В течение 20 лет в нашей стране со стороны общества отсутствует контроль над действующей властью. Республиканские, областные, городские бюджеты закрыты. Принимают бюджет без участия и информирования граждан. Вместо больниц и детских садов вырастают новые дорогостоящие резиденции. Вместо спортивных площадок – недоступные ледовые дворцы и т.д. В стране отсутствуют честные и свободные выборы, у граждан нет своих представителей в коридорах власти, так как депутаты подотчетны своему хозяину, а не избирателю. В стране принимаются «драконовские» законы по отъему средств и собственности у граждан. Суды не являются независимыми и выполняют заказы своих покровителей. Правоохранительные органы не стоят на страже интересов своих граждан, а несут вахту вокруг определенного круга людей, которые стоят у руля власти. Существует непонятный Президентский фонд: кем он наполняется, как распределяются средства, на какие целевые нужды? При этом с телеэкранов президент все также как и в 1994-м борется с коррупцией, а результата все нет. Возможно, он и является главной причиной этого явления в нашей стране.

Виктор Горбачев, предприниматель:

– При демократических выборах, борьба с коррупцией, это основной козырь, при помощи которого можно взойти на престол. И, главное, чтобы этот борец не был изначально сам засвечен в коррупции. Народ любит борцов всегда. Это мы увидели в 94-м со стороны Лукашенко. Выборы были демократические, и народ желал перемен, считая власть коррупционной. Лукашенко попал в востребованную тему в нужное время. Сегодняшняя попытка бороться с коррупцией – это фарс и провал, так как все чиновники повязаны, и цепочку разорвать не возможно, ибо засветятся все. И народ прекрасно понимает, что безнаказанность чиновников – это от коррупции, бонусы от которой идут до самого верха. Сегодня только новое лицо может с нею бороться, апеллируя фактами, которых тысячи и о которых народ знает. И если он не уходит добровольно и не проводит честные выборы без своего участия, то Майдан в Беларуси неизбежен. И он это понимает, но отдавать власть не желает. Сейчас – “поиск  коррупционеров и их посадки, лишь пустые дергания проворовавшейся власти.

Анатолий Лебедько, политик:

– Для Объединенной гражданской партии тема коррупции и привилегий власти один из пяти приоритетов и пункт программы наших спикеров, кандидатов в депутаты в местные Советы. Лукашенко и его окружение создали систему, на которой коррупция растет как овощ в колхозной теплице. А привилегий у местной президентской «вертикали» столько, что можно проводить параллели с арабскими шейхами. Чем больше государства в экономике, социальной сфере, политике – тем больше коррупции и злоупотреблений. Так что Лукашенко не борец, а творец коррупции!

Игорь Ледник, правозащитник:

– Благоприятными условиями коррупции является сращение власти с экономикой. Авторитарная власть с ее внебюджетными фондами – самый, что ни на есть, рассадник коррупции. Бороться с последней – бороться с системой, обеспечившей пребывание у власти 20 лет. Не обращайте внимания на его слова. В странах Восточного партнерства борьба с коррупцией приобрела политическое звучание. Представители гражданского общества, намерены решать проблему путем присоединения наших стран к программе eUnion, основой которой является Европейская декларация по электронному правительству.

Евгений Липкович, блогер:

– В 2006 году будучи кандидатом в президенты Александр Лукашенко, несмотря на требование действовавшего тогда Декрета при подаче декларации о своих доходах в ЦИК не указал своего младшего ребенка, известного сейчас как Коля Лукашенко. В последующих своих интервью А.Г.Лукашенко недвусмысленно заявлял, что является биологическим родителем мальчика. Подача заведомо ложной декларации о доходах имеет все признаки уголовного преступления, а отказ членов нашего ЦИК рассматривать создавшуюся ситуацию – несомненно отдает коррупцией. Выводы просты – рыба не просто гниет с головы, а уже сгнила полностью.

Алесь Логвинец, политолог:

– Коррупция может быть в какой угодно системе. Полностью ее искоренить невозможно, так как невозможно создать совершенных людей. Обещания Лукашенко о борьбе с коррупцией – это популистские лозунги. Система, которую он построил и возглавляет, – закрытая, неконкурентная и неподконтрольная снизу. Поэтому в ней запрограммирована еще большая коррупция, чем в демократических режимах, где независимые СМИ и независимая судебная власть сдерживают коррупцию.

Сергей Марцелев, общественный активист:

– Одна из базовых предпосылок коррупции – излишняя бюрократизация. Чиновники получили слишком большие полномочия по контролю за экономической и общественной жизнью государства. Еще одним очевидным фактором являются сравнительно невысокие зарплаты госслужащих нижнего и среднего звена. Таким образом, коррупция – естественное следствие системы госуправления, выстроенной официальным лидером страны.

Игорь Масловский, политик:

– Действительно за 20 лет коррупцию можно было если не победить, то свести до минимума. Главная проблема в отсутствии сменяемости власти. Нет политической конкуренции, нет общественного контроля за властью, а это главные составляющие коррупции.

Владимир Мацкевич, философ:

– Коррупция была, есть и будет. Люди всегда и везде люди – слабые, грешные, злодеи и святые. Борьба с коррупцией тоже была, есть и будет, на этой борьбе невозможно построить политическую программу. Как нельзя построить экологическую программу на круговороте воды в природе. Но популисты часто используют борьбу с коррупцией в политике. А потом подменяют борьбу с коррупцией, как с явлением, преследованием нескольких коррупционеров. Что, в конечном итоге, представляет собой сведение счетов с политическими противниками или элементарный передел сфер влияния.

Александр Федута, литератор:

– Система, при которой опорой пребывающего у власти политика является не свободное волеизъявление избирателя, а манипуляции с использованием так называемого «административного ресурса», не может не быть коррупционной: за пребывание у власти нужно платить тем, кому ты обязан. Поэтому сажают единиц – тех, кто почему-либо стал неугоден или проиграл во внутриклановой схватке. А остальные продолжают работать на власть (тоже – не на избирателя!) и красть, пока эта власть позволяет им это делать.

Михаил Янчук, журналист:

– Борьба Лукашенко с коррупцией – это пчелы против меда. Если из системы, построенной Лукашенко, извлечь коррупцию, она рассыплется, как скелет, из которого вынули позвоночник. Было бы гораздо правильнее называть Администрацию президента Министерством по налогам и сборам. А точнее – откатам и поборам. Это доказывает даже та небогатая судебная практика в области коррупции в нашей стране. Уверен, что достигает поверхности только небольшая часть информации по фактам коррупции. При абсолютной зависимости судебной системы от главного коррупционера – исполнительной власти – борьба с коррупцией напоминает тушение пожара бензином.

Федор Костров, «Товарищ.online»

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*