Увольнения, отобрание детей, помещение в психиатрические лечебницы женщин-активисток…

Данный мониторинг посвящен репрессиям против политически активных женщин и журналисток в течение первого полугодия 2018 года. Мониторинг призван привлечь внимание к «невидимым» репрессиям в отношении социально и политически активных женщин Беларуси, а также зафиксировать основные виды репрессий, которым подвергались женщины в первой половине 2018 года. Часть первую смотрите здесь.

Из первой ↑ части можно также узнать, что за 6 месяцев 2018 года было репрессировано, по меньшей мере, 78 женщин. Женщины за свою журналистскую работу или за активизм заплатили штрафов в размере не менее 686 базовых величин (16807 рублей), сидели в тюрьме более 24 суток. Задержанию милицией с транспортировкой в отделения и управления милиции подверглись 32 женщины, для 8 из них задержание сопровождалось значительным физическим насилием. В части 1 вы видели хронологию преследований журналисток, активисток, но это было еще не всё.

2. Помещение в психиатрические лечебницы женщин-активисток

Галина Логацкая, фото «Радио “Свабода”»

03 января 2018 года у Галины Логацкой возник конфликт с соседом: тот выражал недовольство общественной деятельностью активистки. На почве неприязни весь 2017 год он писал жалобы в милицию. Первомайское РУВД г. Минска не разбиралось в ситуации должным образом и составляло протоколы на Галину, на основании которых возбуждало административные дела. Часть из судебных заседаний Логацкая проиграла. Женщина не смогла выплатить многотысячных штрафов, поэтому в её квартиру начали приходить судебные исполнители, чтобы описать имущество. «Однажды в очередной раз, когда они приехали раньше, она написала записку, что вы будете виноваты в моей смерти. Она решила их попугать просто, потому что уже надоели. Они взяли эту записку, вызвали скорую помощь и отвезли в “Новинки”», – говорит Тамара Гулезова, подруга Галины. В психиатрическом отделении №14 Логацкая, в общей сложности, провела около двух недель.

Татьяна Войтович, фото «НД»

02 февраля 2018 года Новогрудская активистка Татьяна Войтович добилась возбуждения судебного дела против признания её психически больной и нетрудоспособной. Инцидент с новогрудской акушерско-фельдшерской лаборанткой, а также активисткой партии БХД Татьяной Войтович произошел еще осенью прошлого года, когда 1 ноября в минской квартире её насильно схватили милиционеры и отвезли в «психушку» в Гродно, где она пробыла несколько недель. Психиатрическим репрессиям женщина подвергается уже довольно давно в связи с личным конфликтом с главным врачом Новогрудской больницы, а также благодаря многочисленным заявлениям против коррупционных нарушений властей госпиталя и города. Еще в январе 2017 года Татьяна Анатольевна получила заключение врачебно-консультативной комиссии Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-неврология», в котором отмечалось, что по состоянию психического здоровья оснований для постановки на диспансерное наблюдение нет, однако почти через год медико-реабилитационная экспертная комиссия вдруг резко изменила мнение. По мнению самой Татьяны Войтович, такое отношение к ней можно объяснить личной местью главного врача Новогрудской больницы, с которым женщина борется на протяжении 14-ти лет. Кроме того, причиной могло стать желание активистки выдвинуть свою кандидатуру на нынешних выборах в местные советы.

 

Роза Стрельченко (справа), фото belsat.eu

20 февраля 2018 года. Общественной активистке, независимому кандидату и матери троих детей Розе Стрельченко из агрогородка Капличи Калинковичского района Гомельской области, победившей на местных выборах, звонили со стационарного номера, поздравляли с победой, а после пообещали «насильно положить в психушку». Новоизбранная депутат утверждает, что звонили с одного из номеров Гомельского облисполкома.

 

С 2016 года Роза Стрельченко вместе с родителями детей борется за новую школу в Капличах, потому что другая ближайшая школа – очень далеко, и детям тяжело туда добираться, особенно – в холодную погоду. Она неоднократно обращалась к калинковичским чиновникам с просьбой инициировать выделение средств на строительство, но безуспешно. Зато стали приходить смс-сообщения с угрозами. Каждый раз – с нового номера. По ее словам, в августе 2017 года пришла смс-ка: «Будешь возникать – ляжешь в психушку». Роза обратилась к милиционерам, но те «не смогли установить личность», присылающую сообщения. Через некоторое время неизвестный отправитель написал ей еще одну смс с угрозой заключения в «психушку». Надо отметить, что у Розы Стрельченко – третья группа инвалидности из-за диспластического коксартроза тазобедренного сустава, а вот проблем с психическим состоянием женщина не имела никогда, а уж тем более на учете в диспансере не стояла.

Олеся Садовская, фото с личной страницы в соцсетях

02 марта 2018 года. Олеся Садовская, активистка из Молодечно, подала иск о компенсации морального вреда за то, что ее дочь восемь месяцев жила в приемной семье на основании незаконно поставленного диагноза матери. История Олеси Садовской, облетевшая всю Беларусь, продолжается уже не один год. В новогоднюю ночь в 2012 году ее избили в милиции; женщина попыталась восстановить справедливость, но молодечненские чиновники в отместку отправили ее в психиатрическую больницу, где был поставлен незаконный и неверный диагноз, на основании которого отобрали дочь: девочка прожила восемь месяцев отдельно от матери. Беспрецедентные усилия самой пострадавшей, общественный резонанс и помощь правозащитников вернули девочку домой. Теперь Олеся Садовская хочет, чтобы были наказаны чиновники, нарушившие ее права: она подала иск о компенсации морального вреда.

Екатерина Садовская, фото с личной страницы в соцсети

03 апреля 2018 года. В Минске в квартире правозащитницы Екатерины Садовской, помогавшей в возбуждении дела новогрудской активистке Татьяне Войтович против признания ее психически больной, прошел обыск с участием участкового и понятых. Причиной обыска стали статьи правозащитницы в Фейсбуке о карательной психиатрии в отношении активистов гражданского общества. После обыска конфисковали персональный компьютер Садовской.

12 апреля 2018 года. Прошло очередное заседание суда Молодечненского района по иску о взыскании компенсации вреда активистке Олесе Садовской.

Сторона ответчиков по иску состояла из  представителей РОВД, Министерства финансов, больницы, а также Молодечненского райисполкома и отдела образования как представителей органов опеки.

Предметом рассмотрения иска являлось удержание дочери Олеси Садовской на гособеспечении по следующим признанным прокуратурой Минской области нарушениям: предоставление ЦРБ относящейся к врачебной тайне информации органам опеки по их запросу с не предусмотренной законодательством целью, а также использование данной информации исполкомом при принятии своего решения от 13 июля 2015 года для основания продления ребенку статуса «оставшегося без попечения родителей».

Отдельным исковым требованием заявлено применение метода связывания к истице и оставление на полу дежурной части представителями Молодечненского РОВД.

Предъявляя дополнительные требования к РОВД, сторона истца озвучила новые шокирующие события об угрозах отобрания дочери, которые уже были описаны в 2013 году.   Выходит, ситуация сокрытия пыток была спланирована заранее.

Связывание Садовской «в ласточку» заместитель начальника Молодечненского РОВД Васильков Владимир объяснил попыткой защитить от нанесения самой себе вреда.

7 мая 2018 года. Суд Молодечненского района отказал Олесе Садовской во всех исковых требованиях: не признал пытки женщины в милиции; не отменил решение исполкома о признании ее дочери «оставшейся без попечения родителей»; не компенсировал моральный вред за ложный диагноз в психиатрической лечебнице.

26 мая 2018 года. По результатам проверки Генпрокуратура страны установила, что Татьяна Войтович «была принудительно помещена в психиатрический стационар». Поэтому должны быть наказаны все должностные лица, совершившие неправомерные действия. Прежде всего главный врач Новогрудской центральной больницы Силич Александр Иванович, который постоянно преследовал Войтович за обнародование его многомиллионных хищений и за то, что она рассказала про коррупцию в Новогрудской центральной больнице.

15 июня 2018 года. В Молодеченский суд обратился адвокат Олеси Садовской. Ему сообщили, что в ближайшее время дата заседания назначаться не будет, а с материалами дела можно ознакомиться в любое время. Однако в тот же день судья Инесса Южик приняла постановление об остановке дела в связи с окончанием срока рассмотрения. Адвокат и его подзащитная узнали про это случайно от секретаря суда. Кроме того, стало известно, что видеоматериалы с ночного клуба не включены в материалы дела, а, следовательно, суд их в качестве доказательств не рассматривал. Сейчас Садовская вместе с адвокатом готовит жалобу в Минский областной суд.

3. Потеря работы, обыски, угрозы репрессий

Анна Нестерова, фото с личной страницы в соцсети

29 марта 2018 года. На Анну Нестерову, арт-директора уличного театра «Вiр», принимавшего участие в «Дне Воли» 25 марта, ее непосредственным директором Липень Еленой Валентиновной было написано заявление в Центральный РУВД г. Минска с обвинениями в оскорблении по электронной почте. За день до «Дня Воли» Анне сообщили, что если она не откажется от участия в мероприятии, то в отношении нее будут приняты меры, вплоть до увольнения. После того, как театр «Вір» поучаствовал в празднике, директор центра дополнительного образования «Контакт» Липень Е.В., на базе которого работает театр, вынудила Анну искать другое помещение для занятий. 5 июня Анна сообщила, что ей пришлось уволиться, причем впервые с 2000 года.

Татьяна Фесикова, фото с личной страницы в соцсети

10 мая 2018 года из Брестской центральной городской больницы уволили врача-невролога Татьяну Фесикову, которая выступала на санкционированном властями митинге «Брестчанки против свинца», где обсуждалось возведение аккумуляторного завода на промышленной площадке «Аэропорт» в свободной экономической зоне «Брест». Жители Бреста, нескольких близлежащих деревень и садовых товариществ подвергали сомнению данные проведенной оценки воздействия на окружающую среду, согласно которой «негативное воздействие проектируемого объекта на атмосферный воздух, поверхностные и подземные воды, недра, почвы, животный и растительный мир, а также на человека незначительно…».

На митинге 29 апреля 2018 года Фесикова заявила, что не существует безопасных доз свинца, а чиновники, которые не слышат более 38 тысяч человек, выступающих против строительства аккумуляторного завода под Брестом, уготовили жителям города и его пригорода «мину замедленного действия и экологическую катастрофу». На следующий день после митинга Фесиковой позвонили из больницы и сказали, чтобы 1 мая она не выходила на дежурство. 2 мая главный врач больницы сообщил,  что ее увольняют. На её место будет принят врач на полную ставку. 4 мая Фесикову уволили.

Татьяна Фесикова работала в центральной городской больнице с 2002 года. До 2008 года – на полную ставку, затем на полставки. Коллеги утверждают, что претензий к её работе не было.

25 мая 2018 года. Доярки и другие работники сельскохозяйственного предприятия «Кривск» возмущены действиями руководства. Они борются против «репрессивного», как они считают, увольнения коллег.

Татьяна Семенова, фото RFE/RL

Противостояние началось еще несколько лет назад, когда несколько доярок и оператор искусственного осеменения начали жаловаться на невозможность приватизировать дома в деревне Кривск по приемлемым ценам, на отсутствие оплаты труда в выходные и праздничные дни, на отсутствие премий, материальной помощи, ненадлежащие условия труда и на другие нарушения законодательства. Сначала они жаловались руководителю сельскохозяйственного предприятия, а потом вышестоящим инстанциям от райисполкома до Министерства сельского хозяйства и продовольствия.

Анна Красникова, RFE/RL

Начались проверки, после которых директор КСУП «Кривск» покинул свой пост. На его место пришел бывший руководитель предприятия «Белоруснефть-Особино» Александр Лейчонок, который начал склонять к увольнению писавших жалобы работников. В частности, была уволена оператор машинного доения Татьяна Семенова, которая, по ее собственному признанию, до увольнения была доведена бесконечными проверками; увольняться, может, и не хотела, но была вынуждена написать заявление по собственному желанию. Семенова отмечает, что из-за ее жалоб пострадала ее дочь, которая работала на том же предприятии «Кривск» экономистом: ее тоже уволили и после увольнения нигде не брали на работу под разными предлогами. Также была уволена оператор искусственного осеменения – Анна Красникова. Красникова планирует обращаться в суд, чтобы признать незаконными заключенные трудовые договоры, распорядок работы и должностные инструкции.

Ольга Макаревич, фото с личной страницы в соцсети

25 июня 2018 года. В течение 20 месяцев ОАО «Гроднопромстрой» не выплачивало своей сотруднице Ольге Макаревич ежемесячную, положенную по закону материальную помощь на лечение сына с болезнью Виллебранда (плохая свертываемость крови, приводящая к пожизненной инвалидизации человека).

В феврале 2016-го после получения удостоверения об инвалидности ребенка женщина обратилась в центральную бухгалтерию ОАО «Гроднопромстрой» для прояснения вопроса, какие льготы и выплаты полагаются ей как матери-одиночке, воспитывающей ребенка-инвалида. Бухгалтер пояснила, что Ольге положен только повышенный вычет подоходного налога и материальная выплата раз в год на День инвалида. Про положенное ей ежемесячное государственное пособие Макаревич предупреждена не была, и о своем праве на получение такого пособия Ольга узнала совершенно случайно в декабре 2017 года, когда к ней в руки попало уведомление из Управления социальной защиты населения о некоторых коррективах в законодательстве, где также находился перечень типов семей, которым положена материальная помощь. За это время недополученная сумма составила 4000 белорусских рублей. Однако в бухгалтерии «Гроднопромстрой» вины своей не признали и категорически отказались выплатить матери причитающиеся деньги. Когда женщина стала настаивать, ей стали угрожать увольнением с работы. По словам Ольги, представитель профсоюза предприятия, куда работница обратилась за помощью и защитой, «достал передо мной Библию, посоветовал мне сходить в церковь и простить “Гроднопромстрой”, потому что Бог всех прощал и я должна прощать». Макаревич обратилась в суд Октябрьского района Гродно, где присутствовавшие свидетели из отдела кадров публично подтвердили факт о ненадлежащем информировании женщины о полагающейся государственной помощи. Однако после 8-ми заседаний суд все-таки вынес решение не в пользу Ольги, аргументируя это тем, что истица не сразу обжаловала решение комиссии ОАО «Гроднопромстрой» о назначении государственной помощи семьям, воспитывающим детей от 6 июля 2017 года и тем самым нарушила порядок внесудебного разрешения дела. И затем только 16 июля областной суд решил дело в пользу Ольги, но это уже совсем другая история.

27 июня 2018 года суд отказал в иске Татьяны Фесиковой из Бреста. Врач пыталась через суд оспорить увольнение из Брестской ЦРБ.

4. Угрозы отбирания детей у женщин

Лариса Щирякова, фото с личной странички в соцсети

03 января 2018 года гомельчанка Лариса Щирякова решила прекратить сотрудничество с телеканалом Белсат, вещающим из Польши, после оказания властями Беларуси давления на неё. Главной проблемой журналистка считает даже не многочисленные штрафы за нарушение статьи 22.9 КоАП, а то, что со стороны Комиссии по делам несовершеннолетних с марта 2017 года в её адрес постоянно поступали угрозы отобрать десятилетнего сына.

Постоянное давление привело, по словам Щиряковой, к потере устойчивости психики. Для восстановления журналистке понадобилась помощь психотерапевта. Стали проявляться психосоматические расстройства – дискомфорт, нарушение сна и аппетита, тревожность в ожидании любых провокаций.

В ситуации с Ларисой Щиряковой речь идёт о персональном преследовании, о чём был информирован спецдокладчик ООН по вопросу о праве на свободу убеждений. Также были обращения в Генпрокуратуру, администрацию президента, КГБ и МВД, но никаких ответов не было получено. Сама Лариса Щирякова после реабилитационного периода примет окончательное решение, чем ей заниматься дальше.

Красивая семья. Фото с личной странички в соцсети.

Апрель 2018 года. Семье известных белорусских дизайнеров Юлии Головиной и Сергея Скрипниченко позвонили из гимназии, в которой учится их 10-летний сын, и сообщили что мальчик находится в социально-опасном положении. Поводом для «тревожного звонка» стала задолженность по коммунальным платежам.

По словам Юлии Головиной, они вдвоём с мужем работают индивидуальными предпринимателями, прибыль формируется по-разному. Случается, что семья вынуждена потратить деньги на что-то более важное, чем коммунальные платежи. Возникла задолженность за два месяца. И ЖКХ тут же отправило письмо в школу.

«Два периода задолженности — отправляются иски в суд и письма в школы, если у вас есть дети, – объясняют в одном из расчётно-справочных центров Минска. – Если детей нет или они не внесены в лицевой счёт, вам отключают воду и свет, а если есть дети только воду».

Наталья Стрельченко, фото RFE/RL

23 апреля 2018 года. Власти Дубровно пытались давить на активистку ОГП Наталью Стрельченко. К Стрельченко домой пришла комиссия для проверки жилищных условий двух несовершеннолетних детей. Наталья связала это с обжалованием ею решения Дубровенского суда от 30 марта 2018 года, который признал ее виновной в неподчинении законным требованиям сотрудников правоохранительных органов (прекратить фотосъемку) и присудил ей штраф 8 базовых. Активистка оспорила законность своего задержания 25 марта 2018 года, когда она более суток провела за решеткой при наличии двух несовершеннолетних детей (по закону такая мера вообще не могла быть к ней применена). Формальным поводом для направления комиссии к Наталье Стрельченко послужило извещение, что Наталья якобы имеет задолженность по оплате газоснабжения за январь-март 2018 года. Оно было выписано газоснабжающей организацией 10 апреля и поступило (почему-то) в районный отдел образования 12 апреля. На самом деле задолженности нет, Наталья полностью оплатила газ за эти месяцы еще 12 марта. Активистка сообщила о фактическом положении дел в районный отдел образования, однако комиссию это не остановило, и 22 апреля, в воскресенье, комиссия посетила Наталью с проверкой.

Обследование места жительства детей показало, что у них есть все есть: и место для отдыха, и место для учебы, они обеспечены всем необходимым и успевают в школе.

Татьяна и Дмитрий, фото тут.бай

25 апреля 2018 года государство отобрало у жителей Слонима с особенностями развития – Татьяны Гончарук и её мужа Дмитрия – 3-месячную дочь Екатерину, несмотря на то, что они способны обеспечивать самостоятельно полноценный уход за ребёнком (у них всё в порядке с жилищными условиями, есть родственники, которые могут оказать помощь, в том числе материальную).

Иск в суд об отобрании несовершеннолетней подал отдел образования, спорта и туризма Слонимского райисполкома. 5 апреля суд Слонимского района удовлетворил ходатайство опеки отобрать у семьи Гончарук несовершеннолетнюю дочь без лишения их родительских прав. Суд посчитал, что родители якобы не в состоянии должным образом обеспечивать уход за ребенком. Более того, судья, медики и опека решили, что нахождение ребенка с родителями несет угрозу его жизни и здоровью. Ребенок находится в детском отделении Слонимской ЦРБ. Женщины, лежащие там в этом же отделении говорят об отсутствии полноценного ухода за отобранной у родителей новорожденной.

Ранее в декабре 2016 года у Гончаруков была отобрана еще одна девочка – Настя. Именно после ее рождения молодых родителей отправили на обследование к психотерапевту, который впервые в жизни поставил их на учет с диагнозом «Слабоумие». Суд, который состоялся 23 декабря 2016 года, основывался на заключении врачебно-консультационной комиссии Слонимской ЦРБ. Судом Гончаруки не были лишены родительских прав, но Анастасию всё равно забрали и передали органу опеки и попечительства Слонимского района.

Антонина Шайнюк, фото с личной странички в соцсети

18 мая 2018 года в Гомеле Антонине Шайнюк, матери четверых детей, угрожала поставить семью на учет как социально неблагополучную (в этом случае детей потом могут изъять) Нина Стороженко, директор школы. Претензии возникли к рисункам на обоях в квартире Антонины и к старой больной собаке. Конфликт между матерью и директором вылился в визит к многодетной семье специальной комиссии во главе с чиновницей. По словам Антонины, придираться та начала еще с порога. Выводы и предписания шокировали своей безжалостностью: обои – переклеить, собаку – усыпить.

В видеорепортаже на Youtube-канале «Общество Гомель» местный блогер Артем Шапоров выяснил, что реальной причиной придирок к многодетной семье была несвоевременная оплата коммунальных услуг и неоплата «добровольно-принудительных взносов», которые с Шайнюк требовала администрация школы. Шапоров создал в интернете группу поддержки многодетной семьи. Люди откликнулись и собрали деньги на операцию собаке в ветеринарной клинике. В июне 2018 года многодетную семью поддержала материально нобелевский лауреат писательница Светлана Алексиевич.

Продолжение следует (хотя, надеемся, что продолжений репрессий не последует)