(экспертное заключение подготовлено юристами и правозащитниками «Нашего Дома»
 на базе материалов уголовного дела)

Краткое описание: Несовершеннолетний Эмиль Островко нашел в сети Интернет объявление о найме на работу, в которой предлагалась легальная работа по распространению незапрещенных законодательством курительных смесей. Позже оказалось, что под видом легальных курительных смесей распространялся опасный психотроп.

Имя и фотография Эмиля публикуется с разрешения законного представителя (матери) с целью привлечения внимания к многочисленным нарушениям прав сына.

Островко был задержан 12 апреля 2018 г. в Минском районе (Колодищи) по дороге к своей подруге и сразу же был заключен под стражу.

Действия несовершеннолетнего были квалифицированы как участие в деятельности организованной и руководимой неустановленным лицом организованной группы. По мнению следствия и суда, несовершеннолетний Островко, будучи осведомленным об опасности для здоровья человека систематического немедицинского потребления особо опасных психотропных веществ, общественной опасности распространения этого явления среди населения, а также высокой прибыльности неправомерного массового их сбыта, действовал на территории на территории г. Минска и Минского района в интересах преступного сообщества – ч.ч. 1, 4 ст. 328 Уголовного кодекса Республика Беларусь (прим. наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет с конфискацией имущества или без конфискации).

Находясь под стражей, школьник не имел возможности сдать выпускные экзамены за 11 класс и получить аттестат об окончании школы.

В период нахождения под стражей Эмиль совершил попытку суицида (СИЗО № 1, Минск).

При рассмотрении дела 20.07.2018 в суде Эмилю Островко назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы без конфискации имущества. На данный момент Эмиль Островко находится в Исправительном учреждении «Тюрьма № 8 г. Жодино».

Заключение экспертов: после тщательного ознакомления с материалами дела экспертами «Нашего Дома» сделан вывод, что ч. 4 статьи 328 УК Республики Беларусь в отношении Островко Э. применена неправомерно и имеет явную карательную направленность, что особенно недопустимо в делах о преступлениях несовершеннолетних.

Так, при назначении уголовного наказания не учтены обстоятельства, влияющих на степень и характер ответственности, особенно взрослых организаторов.

Кроме того, во время проведения предварительного расследования неоднократно нарушались права несовершеннолетнего Эмиля Островко:

– необоснованно применена самая строгая мера пресечения (заключение под стражу);

– личный обыск проведен без присутствия законного представителя;

– следствием не установлены организаторы и иные участники группы, вывод об устойчивости, сплоченности управляемой группы не основан на доказательствах;

– достоверно не было доказано наличие у несовершеннолетнего Островко Э. цели сбыта наркотического вещества.

Нарушения прав несовершеннолетнего в уголовном процессе:

  1. Задержание с нарушениями уголовно-процессуального кодекса, необоснованное применение меры пресечения

Островко Эмиль был задержан 12.04.2018 по подозрению в незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов, и в этот же день заключен под стражу.

После задержания не были немедленно поставлены в известность законные представители (родители), как этого требует ст. 432 УПК.

Личный обыск несовершеннолетнего проведен без законного представителя.

При последующем за личным досмотром осмотром съемной квартиры законный представитель (мать) присутствовала.

Согласно правилу № 10 Минимальных стандартных правил ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), при задержании несовершеннолетнего ее или его родители или опекун немедленно ставятся в известность о таком задержании, а в случае невозможности такого немедленного уведомления, родители или опекун ставятся в известность позднее в кратчайшие возможные сроки.

При принятии решения о применении меры пресечения не изучены основания, мотивы и возможности применения иной, более мягкой, меры пресечения, в том числе такой, как отдача несовершеннолетнего под присмотр в порядке, предусмотренном ст. 123 УПК Республики Беларусь. Не учитывалось, что Островко Эмиль ранее не судим, согласно медицинской карте страдал от бронхиальной астмы.

Выбранная мера пресечения не обоснована следствием, не указана необходимость и целесообразность содержания Островко Эмиля под стражей до суда. У следствия нет оснований полагать, что без применения указанной меры пресечения несовершеннолетний Островко Э. противодействовал бы расследованию уголовного дела и рассмотрению его в суде, либо сделал попытку скрыться от следствия, суда, каким либо иным образом воспрепятствовал установлению истины по уголовному делу.  Все указанное не соответствует принципу повышенной юридической охраны прав несовершеннолетнего.

Согласно правилу № 13 Пекинских правил, содержание под стражей до суда должно использоваться лишь в качестве крайней меры.

  1. Следствие не смогло доказать наличие устойчивой, управляемой организованной группы, равно как не смогло установить имена и личности участников данной группы.

Во всех материалах дела, в приговоре суда указано, что Островко Э. является участником организованной и руководимой неустановленным лицом организованной группы. На этом основании при рассмотрении дела в суде Эмилю Островко назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы без конфискации имущества.

В Справке о результатах проведенного предварительного расследования по уголовному делу № 18126140146 указано, что Островко Э. из корыстных побуждений, вступил в созданную в неустановленное время неустановленным лицом устойчивую, управляемую организованную группу для незаконного оборота особо опасных психотропных веществ через глобальную компьютерную сеть Интернет, в состав которой неустановленное лицо, являющееся организатором, также вовлекло иных неустановленных лиц и осуществляло руководство ее деятельностью. Сама группа, количество ее членов при расследовании уголовного дела не установлены. Однако следствие сделало вывод о устойчивости, управляемости группы, согласованности, управляемости и сплоченности ее членов, который никак не подкреплен никакими доказательствами в уголовном деле Эмиля.

  1. Следствие не пыталось установить личности и вину тех совершеннолетних, кто вовлек Эмиля в противоправную деятельность, равно как суд не принял во внимание влияние данных неустановленных совершеннолетних лиц на Эмиля как смягчающие обстоятельства.

Какая-либо информация, указывающая на поиск следствием совершеннолетнего лица, вовлекшего в преступную деятельность несовершеннолетнего Островко Э., отсутствует. Не выявлена степень вины совершеннолетних лиц, вовлекших несовершеннолетнего Островко Э. в преступную деятельность.

Согласно ст. 63 УК Республики Беларусь суд может признать смягчающими ответственность и иные обстоятельства, не указанные в настоящей статье. Однако, при рассмотрении уголовного дела судом, как смягчающее обстоятельство не рассматривается влияние взрослых лиц на несовершеннолетнего Островко Э. при вовлечении последнего в преступную деятельность.

Согласно правилу №17 Пекинских правил, решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума.

  1. Права несовершеннолетнего при нахождении под стражей, в первую очередь, права на получение среднего образования.

На момент заключения под стражу Островко Э. являлся учеником 11 класса. В результате заключения под стражу он не имел возможности сдать итоговые экзамены за 11 класс. В ответах Министерства Образования Республики Беларусь на жалобы от Островко Э. и его законного представителя указано, что законодательством не предусмотрена организация образовательного процесса в следственных изоляторах. Также указано, что министерством разработан проект закона о внесении изменений и дополнений в законодательство по данному вопросу. Однако законодательный процесс в Республике Беларусь сложный и длительный, и подобные изменения будут приняты еще нескоро. Никаких мер, направленных на реализацию права несовершеннолетнего Островко Э. на образование предпринято не было.

Во время пребывания под стражей у Островко Э. была попытка суицида.

Согласно правилу № 13 Пекинских правил, во время пребывания под стражей несовершеннолетним должен обеспечиваться уход, защита и вся необходимая индивидуальная помощь – социальная, психологическая, медицинская, физическая, а также помощь в области образования и профессиональной подготовки. Однако, Эмилю была оказана только медицинская помощь. Психологическая помощь несовершеннолетнему оказана не была.

Таким образом, на всех стадиях процесса принцип повышенной юридической охраны несовершеннолетних в уголовном процессе в данном случае не реализован. Следствие в полной мере не выяснило дополнительные данные о личности Островко Э., условия жизни и воспитания. Причины совершения преступления несовершеннолетним не установлены и не учтены при назначении наказания.

Рекомендации:

  1. В УПК Республике Беларусь не предусмотрен перечень обстоятельств, подлежащих выяснению при исследовании условий жизни и воспитания несовершеннолетнего. Поэтому выяснение таких обстоятельств при проведении расследования и рассмотрения дела Островко Э. в суде в достаточном объеме не произведено. Наличие такого перечня в УПК Республике Беларусь существенно расширило бы возможности проведения социального обследования условий жизни и воспитания несовершеннолетних, а также способствовало бы установлению иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.
  2. Для того, чтобы при назначении уголовного наказание несовершеннолетнему имел значение факт вовлечения несовершеннолетнего в преступную деятельность, необходимо в ст. 63 УК Республики Беларусь закрепить одним из смягчающим вину обстоятельством совершение преступления несовершеннолетним лицом, вовлеченным в преступную деятельность взрослым. Либо исключить при квалификации незаконного оборота наркотических средств совершенных несовершеннолетними лицами при вовлечении их в преступную деятельность взрослыми и отсутствии у подростков-исполнителей осведомленности об организаторе и иных членах признака организованной группы. Это повысит профилактическую функция уголовного закона, поскольку тяжесть уголовной репрессии будет перенесена на наиболее опасные фигуры в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ – организаторов преступления.