Все, что необходимо знать об экономической программе “Нашего Дома”. Комментарии дает лидер организации Ольга Карач.

– Ольга, скажите, какие исходные материалы, может, другие программы, разработки других экспертных групп, вы использовали при подготовке своей экономической программы?

– Вы знаете, за последние два десятка лет в Беларуси сложилась по-настоящему уникальная экономическая модель. Уникальная – не в хорошем смысле, скорее в негативном. Это такой странный гибрид недобитого социализма с недостроенным капитализмом и с элементами феодализма. Но именно эта уникальность белорусского субстрата не позволила бы нам заимствовать чужие наработки даже если бы мы этого очень хотели.

Так что бОльшая часть программы – это уникальный продукт работы группы белорусских экспертов. Нам даже приходилось самим изобретать некоторые термины и определения – такие, например, как «обусловленная приватизация».

С другой стороны, нет смысла изобретать что-то там, где безусловно действуют давно и хорошо известные законы классической экономики. Поэтому мы использовали некоторые наработки, которые уже себя хорошо зарекомендовали в странах Восточной Европы, а также на постсоветском пространстве. МЦГИ «Наш Дом» относится, скорее, к праволиберальной части политического спектра, потому неудивительно, что мы использовали экспертные наработки, к примеру, польской партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского или российской партии «Союз правых сил», а также российской «Высшей школы экономики», которой руководит Евгений Ясин.

Но, повторюсь, в основе нашей программы – собственные наработки белорусских экспертов.

– Эта программа касается экономики Беларуси в целом. А как вы планируете учитывать региональные различия? Ведь, всё-таки, наша страна неоднородна. У Минска одни интересы, у провинции – другие.

– Да мы приняли это во внимание. Причём даже не в рамках той экономической програмы, которую вы сейчас держите в руках. Мы пошли дальше – мы разработали отдельную, самостоятельную программу экономического и социального развития белорусских регионов. Это отдельный документ в рамках общего пакета программ «Нашего Дома».

Презентация нашей региональной программы ещё впереди. Но кое-что могу сказать уже сейчас. В ней мы рассматриваем два типа белорусских регионов. Первый тип – без привязки к административно-территориальному делению республики. Так мы выделяем два региона, которые сегодня являются депрессивными, слаборазвитыми, но которые обладают очень большим экономическим потенциалом. Это, во-первых, Белорусское Полесье – регион по линии Брест – Кобрин – Пинск – Житковичи – Мозырь – Речица – Гомель. Второй регион – это Браславщина, Браславские озёра.

Второй тип регионов – это уже конкретно шесть белорусских областей и отдельно Минск. Тут мы должны строить программы отдельно по каждому региону, с привлечением как местных активистов, так и представителей местных властей. И тут мы должны определить для каждого региона его собственные «узловые точки», или, если хотите, «точки роста». Конечно, всё это, о чем я сказала, должно также укладываться в общую канву предложенных нами экономических реформ в формате страны.

– Мы услышали о ваших взглядах на реформу белорусской экономики в целом. А если говорить конкретнее – как вы, к примеру, оцениваете нынешнее экономическое состояние белорусских промышленных предприятий?

– Сегодня, если даже брать ситуацию от начала этого года, мы видим, что уже накопились большие складские запасы, и они продолжают расти. С начала года запасы готовой продукции увеличились на промышленных предприятиях почти на шесть триллионов рублей!!! Показательно, что рост складских запасов отмечен даже на фоне уменьшения объемов промышленного производства. В январе-феврале 2014-го объем промпроизводства снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 5,5%.

А вот спрос на белорусскую продукцию, напротив, ниже того уровня, который считают нормальным даже сами предприятия. Среди факторов, которые оказывают негативное влияние на промышленные предприятия, в лидерах снова низкий платежеспособный спрос, недостаток оборотных средств и неплатежи потребителей. Это, между прочим, данные из отчета НИИ Министерства экономики.

Сегодняшняя отрицательная динамика промышленных показателей связана еще и с ситуацией на внешних рынках. Основной объем белорусских промышленных товаров традиционно экспортируется на рынок восточной соседки, но там сегодня ситуация далека от благоприятной – рост ВВП России за январь-февраль 2014 года составил всего 0,2%. Проще говоря, в российской экономике сегодня наблюдается стагнация и, как следствие, снизился спрос на белорусскую продукцию. В то же время новых рынков сбыта своей продукции, помимо российского, многие производители белорусских промышленных товаров так и не нашли.

В этой ситуации промышленники, ориентированные на экспорт, выступают за резкую девальвацию белорусского рубля. Однако власти в выборные годы на неё не пойдут – об этом мы уже говорили. При этом, однако, в России, Украине и Казахстане в нынешнем году уже прошел насттоящий «парад» девальваций национальных валют. Понятно, что на этом фоне крепкий белорусский рубль совсем не на руку нашим промышленникам-экспортерам. Зато он выгоден предприятиям торговли, транспорта и строительства. От этого противоречия нам никуда не деться.

Учитывая высочайшую степень зависимости нашей экономики от российской, падение нашего ВВП в текущем и ближайших годах представляется неизбежным, какие бы красивые цифры ни были нарисованы в прогнозах и последующих отчетах.

– В последние годы в мировой экономике быстро растет роль информационно-компьютерных технологий. Сегодня это индустрия, по масштабам не уступающая автомобильной индустрии или топливно-энергетическому комплексу. В Беларуси также уделяется достаточно большое внимание IT-индустрии – например, можно вспомнить Парк высоких технологий. Как вы планируете действовать в данном направлении в рамках вашей программы экономического развития?

– У нас в программе есть раздел номер семь, он как раз и посвящён роли сектора телекоммуникаций и информационных технологий в новой белорусской экономике. Там мы говорим и о приватизации «Белтелекома», и о создании в Беларуси сети технопарков. Но один из ключевых подразделов посвящён разработанной ранее программе IT-развития под названием «IT-страна». Это единственный элемент программы, идеи которого наши эксперты полностью позаимствовали из открытых источников. Главный автор проекта «IT-страна» – генеральный директор компании «БелХард» Игорь Мамоненко. По его мнению, Беларусь сможет получать ежегодно за счет развития оффшорного программирования не менее $7 млрд, при этом финансовые вложения потребуются только в систему IT-образования.

Мы исходим из того, что Беларусь сейчас достаточно интересна для западных заказчиков IT-услуг, тем не менее, на сегодняшний день мы представляем собой страну, которая в лучшем случае в плане IT-разработок вся (!) эквивалентна одной (!!!) индийской IT-фирме, входящей в первую двадцатку. Эквивалентна в плане размера и денежного оборота.

Программа «IT-страна» ставит очень амбициозные цели: белорусская IT-индустрия должна будет развиваться темпами, в два с половиной раза превосходящими темпы, которыми развивалась Индия.

В любом случае, Беларусь неизбежно будет вынуждена избавляться от рабочих мест, потребляющих в настоящий момент её ресурсы, в пользу тех, кто эти ресурсы пополняет. Сейчас, по данным Всемирного банка, в Беларуси у фирмы, в среднем, на бухгалтерский учет в год уходит 900 часов. Средняя цифра по миру – 160 часов. А в Объединенных Арабских Эмиратах вообще уходит 12 часов. Поэтому если мы время на бухгалтерию сократим хотя бы в пять раз, то от 400 тыс. бухгалтеров мы оставим 80 тыс. А 320 тыс. человек высвободятся – и пополнят ряды высокоэффективных IT-разработчиков. Конечно, это не может произойти одномоментно – авторы программы рассчитывают примерно на пять лет.