Беларусь, Украина, Польша, балтийские государства связаны давними  историческими и культурными связями. Успешно развивается региональное экономическое сотрудничество, торговля, грузоперевозки. Большинство этих стран располагают сравнительно небольшим военным бюджетом, который не позволяет эффективно обеспечивать безопасность и защищать суверенитет от внешней агрессии.

Они относятся к категории государств-потребителей безопасности, которую им обеспечивает членство в военно-политических блоках, таких как НАТО для Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и ОДКБ для Беларуси. К сожалению, после распада СССР не было предпринято попыток реализовать концепцию общей коллективной системы безопасности Балто–Черноморского региона.

2014 и 2015 год сформировали новую внешнеполитическую реальность, локальный вооруженный конфликт в Украине, поддержанный РФ, угрожает всему региону. Принадлежность к разным военным союзам заставляет страны искать новые пути для поддержания мира и стабильности, защиты своей независимости, активно использовать международную дипломатию.

Взаимодействие Беларуси и  НАТО

Диалог между Беларусью и НАТО начался в 1992 г., когда республика присоединилась к  Совету евроатлантического партнерства, а также программе НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ), участницей которой Беларусь стала в 1995 году.

В связи с событиями в Украине, отношения Альянса и Беларуси, и без того непростые, ухудшились. Белорусский президент почувствовал угрозу своей личной власти. В июле 2015г. он  заметил, что Минск обеспокоен активностью НАТО в Восточной Европе, и указал на важность в данной связи изучения военными специалистами страны новых форм военных действий.

“Мы видим, что вооруженные столкновения происходят на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в нашей братской Украине. Серьезную озабоченность вызывает активность североатлантического альянса в Восточной Европе”, – сказал А. Лукашенко. Месяцем ранее глава белорусского оборонного  ведомства заявлял, что наряду с усилением авиационной составляющей стран – членов НАТО в странах Балтии и Польше, выполняющих функции по охране воздушного пространства, альянс планомерно сосредотачивает у границ Республики Беларусь дополнительные воинские контингенты, оснащенные тяжелым вооружением.

Тем не менее взаимодействие с НАТО в рамках «Партнерства ради мира» продолжается.
В марте 2015г. в соответствии с индивидуальной программой партнерства и сотрудничества Беларуси и НАТО на 2014-2015 годы в Минске состоялись консультации представителей ВС с делегацией Североатлантического альянса по вопросам участия Беларуси в процессе планирования и оценки сил программы НАТО “ПРМ”.

Белорусская сторона предоставила информацию о строительстве Вооруженных Сил, распределении оборонного бюджета и итогах подготовки ВС в 2014 году, а также деятельности Министерства обороны в рамках программы “Партнерство ради мира”.

В апреле Беларусь посетили эксперты командования объединенных вооруженных сил НАТО «Брюнсюм», чтобы обсудить вопросы защиты государства.

Цель визита, как утверждает официальный пресс-релиз было проведение консультаций по вопросам планирования и обеспечения радиационной, химической и биологической защиты в ходе многонациональных операций по урегулированию кризисов.

«Взаимодействие нашего государства с Североатлантическим альянсом отличается стабильностью, имеет практическую направленность, отвечает нашим национальным интересам и не затрагивает интересы союзнических отношений с Россией» – заявил в июне 2015г. генерал Равков,.

Отдельные европейские политики со сдержанным оптимизмом оценивали возможности балто-черноморского сотрудничества в рамках НАТО. Так, прежний министр обороны Литвы Р.Юкнявичене в 2010г.утверждала, что Литву интересует возможность создания польско-украинско-литовской бригады с включением в нее белорусской роты. В 2014, после эскалации украинского конфликта соглашение о создании подобного формирования  было подписано, но естественно, без участия белорусских бойцов.

Военное сотрудничество Беларуси и РФ в рамках РГВ Союзного государства

РГВ была создана в 2000-м году. На протяжении всего периода существования  региональной группы войск Союзного государства был проведен ряд совместных мероприятий по обеспечению ее боеготовности и боеспособности, в частности, серия учений и тренировок, в ходе которых не только решались задачи оперативной совместимости обеих составляющих РГВ, но и определялись ее оптимальный боевой состав и структура системы  обеспечения. Впоследствии эффективность проведенных мероприятий была проверена в ходе крупномасштабных учений РГВ «Щит Отечества – 2006» и «Запад – 2009». По итогам оперативно-стратегического учения «Запад – 2009» было принято решение о проведении подобных учений один раз в два года и в 2011 г. на территории Российской Федерации были проведены учения РГВ «Щит Союза – 2011».

В сентябре 2015г. пройдут очередные белорусско-российские совместные оперативные  учения «Щит Союза-2015». На первом этапе учений штабами оперативно-стратегических, оперативных и оперативно-тактических объединений предполагается осуществить завершение подготовки войск (сил) к боевому применению по «изоляции районов действий незаконных вооруженных формирований», а также наращивание группировки ВВС и войск ПВО для прикрытия важных военных объектов.

Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота недавно высказался о возможности переработки Военной доктрины Союзного государства, подразумевая дальнейшее расширение возможностей применения совместной группировки вооруженных сил двух стран. Документом, в частности, предусмотрена «совместная защита от военной угрозы и совместное отражение агрессии на  общем оборонном пространстве. Для обеспечения военной безопасности стран доктриной предусмотрено осуществление согласованной военной политики, создание военной организации Союзного государства, совершенствование и совместное использование элементов военной инфраструктуры в границах общего оборонного пространства».

Усиливается российское военное присутствие на территории Беларуси.

“Значительные изменения российской общевойсковой группировки в Беларуси” в связи с концентрацией тяжелого вооружения США и стран НАТО в Восточной Европе и Балтии пообещал координатор управления генеральных инспекторов Минобороны РФ, генерал Юрий Якубов.

Чиновник уточнил, что “Искандерами” и усилением группировки войск в Беларуси ответить на размещение в странах Восточной Европы и Балтии танков, артиллерийских систем и другого тяжелого вооружения США и стран НАТО.

Размещение а Беларуси оперативно – тактических комплексов «Искандер» изменит расстановку сил в регионе, серьезно осложнит отношения Беларуси с Польшей и государствами Балтии.

Белорусский военно-промышленный комплекс в определенной степени зависим от государственного оборонного заказа восточного соседа. Так, Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) производит специальные колесные шасси для ракетных комплексов «Тополь-М», «Ярс», «Искандер», «Смерч», «Бал», «Бастион», «Торнадо-Д», зенитных ракетных систем  С-300 и С-400. В свою очередь, около 300 российских предприятий поставляют на МЗКТ необходимые материалы и комплектующие. Созданы и уже прошли войсковые испытания комплексные аппаратные связи, разработанные по программе Союзного государства «Траектория». Также в Беларуси ведутся работы по глубокой модернизации зенитного ракетного комплекса ПВО «Печора-2М». Это один из главных инвестиционных проектов  межгосударственной финансово-промышленной группы «Оборонительные системы», в которую входят 12 российских и 5 белорусских предприятий и организаций.

Как считают эксперты, если ситуация будет и далее развиваться по сценарию углубления конфликта между Россией и Западом, как это сейчас происходит, то предложение Кремля о размещении российских ракетных бригад или танковой дивизии ляжет на стол белорусского президента.

Североатлантический альянс реагирует на новые вызовы и угрозы в Восточной Европе

Прямым следствием вооруженного конфликта на юго-востоке Украины и аннексии Крыма Россией стало принципиально иное отношение политиков и военных на Западе к проблеме региональной и глобальной безопасности.

Российская Федерация продемонстрировала, что не собирается далее следовать базовым принципам международного права, добрососедских отношений, сложившимся после Второй мировой войны и угрожает дестабилизацией региона.

Противостояние между Россией и Западом, начавшееся в марте 2014-го, всё более милитаризируется. Недавно в Брюсселе на съезде министров обороны НАТО были утверждены меры по развитию и ускорению развертывания оборонительных структур на восточном фланге Альянса – от Балтийского до Черного моря.

Новый министр обороны США Эштон Картер уверен в том, что противостояние с РФ в значительной степени является военно-политическим и меры противодействия (сдерживания) следует принимать смешанные: экономические, политические и военные. В рамках принятой в сентябре на саммите стран НАТО в Уэльсе общей стратегии Картер ускорил и усилил именно военно-технические действия.

В частности, высокопоставленный источник в Пентагоне утверждает, что планы ускоренно развернуть в Европе новые ударные ядерные ракеты и нацелить их на стратегические цели в европейской России вполне реальны. Вашингтон обвиняет Москву в том, что она нарушает договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), разработав оперативно-тактический комплекс «Искандер-К» с крылатыми ракетами наземного базирования большой дальности. Россия все отрицает и винит США в нарушении РСМД.

Советское военно-политическое руководство подписало РСМД в 1987-м и согласилось ликвидировать несколько классов ядерных ракет.

Недавно Картер объявил о том, что полный набор тяжелого вооружения и техники бронетанковой американской бригады на 5 тысяч человек будет переброшен из США в Европу.

В Брюсселе Картер сообщил, что 2/3 бригады уже в Европе, а последний батальон прибудет вскоре. Вооружение бригады разместят в нескольких странах «восточного фланга», и оно не будет простаивать в ангарах. Картер заявил в Брюсселе, что солдаты разных соединений будут посменно прилетать на «восточный фланг» проводить интенсивные учения с местными силами.

Такая ротация должна обеспечить постоянную боеготовность американского передового контингента, операционную гибкость, мобильность, что, по словам Картера, эффективнее традиционной постоянной дислокации. Больше войск пройдет обучение и подготовку в условиях «восточного фланга», и они будут лучше готовы противостоять «продолжающейся русской агрессии».

Такое вахтовое передовое размещение американских бронетанковых сил позволяет формально обойти положение Основополагающего акта Россия — НАТО 1997 года, в котором Запад обещал не размещать вблизи российских границ «значительные силы на постоянной основе». Впрочем, Основополагающий акт — не договор, а заведомо туманная политическая декларация, в которой нет, например, юридически-обязывающего определения, что такое: «значительные силы».

Министр обороны Литвы Юозас Олекасв свою очередь заявил, что утверждения американских СМИ о дислокации тяжелых вооружений в Литве, Латвии и Эстонии, а также в некоторых других странах Восточной Европы является правдивой.

По словам министра, техника поможет более эффективно обеспечивать безопасность региона, кроме того, это будет еще одна мера сдерживания России.

Возможное усиление группировки НАТО вблизи российских границ всерьез обсуждается не только в России и США, но и в Польше. Влиятельный экспертный центр подготовил аналитический доклад, в котором предлагается срочно переместить польские военные гарнизоны, чтобы заткнуть дыру на восточной границе, и не полагаться впредь исключительно на помощь НАТО.

Недавно избранный польский президент Анджей Дуда в ходе избирательной кампании активно выступал за размещение на территории страны баз НАТО, а также заявлял о возможности отправки польских военных для помощи Украине. И если ПиС одержит победу и на осенних парламентских выборах, то Ярослав Качиньски может снова стать премьером, а Польша займет еще более проамериканскую позицию.

В сентябре на саммите НАТО было решено значительно расширить до корпуса (40 тысяч в мирное время) союзные европейские силы быстрого реагирования (NATO ResponseForce или NRF). В составе NRF создаются силы особо быстрого развертывания, или «острие копья» (SpearheadForce), которые натовские бюрократы, подумав, назвали VJTF или VeryHighReadinessJointTaskForce — «очень высокой готовности объединенные оперативные силы». Уже сегодня VJTF развернуты по ускоренному и сокращенному варианту на две тысячи бойцов.

NRF в полном составе может собрать союзные контингенты и выдвинуться на театр военных действий (на «восточный фланг») за несколько недель. VJTF будет состоять из сухопутной пятибатальонной бригады плюс приданные силы ВВС, ВМФ и спецназ. Основные силы VJTF должны выдвигаться на фронт через 48 часов после приказа или раньше, но с этим возникли объективные трудности, которых не было во времена «холодной войны».

НАТО расширилось, число войск сократилось, и лучшие европейские армии остались на Западе Европы — далеко от «восточного фланга».Логистические возможности по ускоренному выдвижению на дальние расстояния у европейцев традиционно недостаточны, считает российский военный эсперт Павел Фельгенгауэр.

Для решения логистических проблем будет создан специальный общеевропейский логистический штаб, или единая служба тыла по-нашему, чего в НАТО раньше не было — считалось, что каждая страна будет сама снабжать и обеспечивать своих бойцов, что имело смысл по ходу «холодной войны», но не сейчас. Также нужно, говорят натовские начальники, как-то решать бюрократические проблемы транзита многонациональных сил через чересполосицу европейских границ и по возможности договориться о проходах через нейтральные страны вроде Швейцарии, Австрии, Швеции и Финляндии.

До конца года должны быть развернуты шесть небольших постоянных штабов в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии на 40—50 офицеров. Вначале предполагалось, что они должны координировать действия прибывающих на «восточный фланг» (или фронт) военных контингентов из разных стран.

Теперь, утверждают в штаб-квартире НАТО, этим штабам поручат решать логистические и организационные задачи прибывающих и убывающих контингентов, а боевое управление останется в руках верховного командующего сил НАТО в Европе (SupremeAlliedCommander, Europe — SACEUR) — американского генерала, который одновременно — командующий войск США в Европе (штаб в Монсе, Бельгия).

В Брюсселе было принято единогласное решение дать SACEUR дополнительную власть самостоятельно отдавать приказы к началу мероприятий по подготовке ускоренной переброски сил VJTF и NRF на «восточный фланг» (поднимать войска по тревоге и повышать уровень боеготовности) без политического решения совета стран НАТО, если американское командование решит, что угроза с востока нарастает.

Смысл в том, объясняют в НАТО, что кризис, скажем, в районах Прибалтики с преимущественно русским (русскоязычным) населением может начаться стремительно, как в Крыму в прошлом году, на фоне очередной массированной внезапной проверки боеготовности российских вооруженных сил. Правительства и парламенты 28 стран НАТО могут завозиться, раздумывая, что делать. Но SACEUR тем временем сам отдаст приказы изготовиться к броску, и когда разномастные и несобранные политики, наконец, родят решение, войска смогут двинуться без секунды промедления.

Возможность открытого вторжения России в страны Балтии значительно недооценивается, считает эксперт Центра восточноевропейских исследований

Особенно учитывая тот факт, что мнимая необходимость «превентивной оккупации» стран Балтии уже публично обсуждалась близким к Кремлю аналитиком Ростиславом Ищенко.

Существует довольно высокая вероятность того, что, по крайней мере, некоторые представители российской политической и военной элиты в ближайшие годы будут пытаться воплотить эту идею в жизнь – как для достижения внутриполитических целей, так и для устранения надуманных угроз безопасности России.

Основным поводом для озабоченности является безопасность Калининградского анклава, который всегда был и по-прежнему остается для Кремля главным военным форпостом на случай конфронтации с Западом. Принимая во внимание тенденцию нынешней российской элиты мыслить категориями неотвратимой конфронтации с Западом, российская озабоченность относительно безопасности Калининградской области может легко трансформироваться в концепцию «превентивной оккупации» стран Балтии.

Россия не будет всерьез считаться с гарантиями безопасности Пятой статьи Североатлантического Договора, до тех пор, пока эти гарантии не будут обеспечены необходимым количеством войск и вооружений, развернутых на территории балтийских стран с целью защиты (а не только сдерживания) этих стран от какой бы то ни было российской агрессии.

Российская элита уверена, что Запад не готов защищать Литву, Латвию и Эстонию, которых она считает «небольшими и малозначительными для НАТО странами», при наличии серьезной угрозы военной конфронтации с Россией, особенно ядерной.

Это порождает дополнительный соблазн проверить действенность Пятой статьи Договора НАТО с расчетом на почти неизбежный коллапс Альянса в случае его несостоятельности защитить одного из своих союзников. Учитывая, что идею избавиться от НАТО любыми способами можно считать главной целью путинского режима, это делает угрозу открытой агрессии против балтийских стран еще более вероятной, говорится в исследовании East European Security Research Initiative

Недавно командующие вооруженными силами Латвии, Литвы и Эстонии на состоявшейся во вторник в литовской Паланге встрече обсудили углубление оборонного сотрудничества с Польшей и вопросы создания Балтийского батальона. «У стран Балтии налажено неплохое сотрудничество с польскими союзниками, и логично, что мы намерены углублять его со страной, которой принадлежит важная роль в обеспечении безопасности региона Балтийского моря”, – отметил командующий Силами обороны Эстонии генерал-лейтенант Рихо Террас.

От своего имени и от имени коллег из Латвии и Литвы он выразил удовлетворение подготовкой Балтийского батальона к деятельности в составе сил быстрого реагирования НАТО.

Подготовка батальона продолжится в июне в ходе учений SaberStrike под командованием США, а также учений НАТО Trident Juncture в октябре и ноябре в Испании, сообщают информационные агентства.

Иначе говоря, в 2015  совместные военные учения старых членов Альянса и их  коллег из Балто-Черноморского региона продолжаются.

Генеральный инспектор бундесвера Фолькер Викер заверил, что учения НАТО «SaberStrike 2015»,  объединенные учения сухопутных и воздушных сил, в которых примут участие воинские подразделения Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, США, Великобританиине направлены против России. По словам представителя бундесвера, они носят лишь оборонительный характер.

Но потенциальный противник может не оставить времени на оборону.

Гибридная война против стран Балтии уже началась. Широко используются кампании дезинформации и пропаганды, задействованы методы психологического давления. Однако это не означает, что Путин собирается отправить свои войска в «отпуск» в страны Балтии.

При желании, российские войска могли бы оказаться в Таллинне или Риге в течении двух дней, но, скорее всего, это не тот сценарий, который хотелось бы реализовать Путину. Вместо этого, российский план предусматривает внесение раскола между странами – членами ЕС и НАТО, а также заключение т.н. «большой сделки» с Западом.

Дестабилизация ситуации в балтийских странах и демонстрация недействительности союзнических обязательств в рамках НАТО могут быть составной частью этого плана. В распоряжении России есть и другие средства воздействия, кроме использования «зеленых человечков». Она может разыгрывать карту национальных меньшинств, организовывать кибер-атаки, подкупать политиков и чиновников, отмечают исследователи EESRI.

Выводы и рекомендации

1. Республике Беларусь не требуется большая армия. Для адекватного реагирования на внешние угрозы представляется целесообразным дальнейшее развитие сил специальных операций, ПВО, охраны границ. Польша и Россия в военном и мобилизационном отношении всё равно в разы сильнее, чем Беларусь. Целесообразно также, чтобы армия была призывной, а не профессиональной.

2. В настоящее время Беларусь входит в ОДКБ и оказалась пограничным государством, непосредственно соприкасающимся с «потенциальным противником» ОДКБ – блоком НАТО.С точки зрения многих экспертов-политологов Беларуси стоит стремиться к нейтралитету, одновременно увеличивая совокупные расходы на оборону и не состоять ни в одном из военных блоков, участвующих в геополитическом противостоянии «Запад – Восток».

3. Возникает противоречие – как в этой ситуации Беларусь может обеспечить собственную безопасность? Как считают эксперты «Нашего дома», для этого Беларусь должна осознать и позиционировать себя как ключевое звено и активного игрока, стремится к созданию единой системы коллективной безопасности Балтийско-Черноморского региона – это Украина, Беларусь, Литва, Латвия, Эстонии при активном участием Польши.

4. Белорусской армии необходима модернизация. Техника, оставшаяся со времен СССР активно ветшает, ее модернизационный потенциал сокращается. Необходимо далее развивать отечественный ВПК, расширять номенклатуру выпускаемой продукции, внедрять инновации.

Минск уже стал признанной международной площадкой для переговоров по конфликту в Украине. Кроме того, Беларусь, являясь членом ОДКБ, одновременно взаимодействует с НАТО, реализует ряд совместных проектов. Таким образом, уже сейчас существует задел для переосмысления роли и места Беларуси в системе региональной военной безопасности.